Скачать Звенящие кедры России

Contacts

Новосибирск

О компании

Серия художественных книг Владимира Мегре, повествующих о знакомстве автора с представителями высокоразвитой (не технократической) культуры, живущими на Земле обособленно от остального мира.

На основе серии книг возникло движение «Звенящие кедры России».

Серия книг объединена общей сюжетной линией; повествование ведётся от лица автора. Главной героиней является Анастасия — женщина, живущая в сибирской тайге. Большая часть идей книг изложена от её лица. Основными идеями автор книг считает «совместное творение и радость всем от созерцания его» и «совершенствование среды обитания»

Книга 1. Анастасия (1996)
Книга 2. Звенящие Кедры России (1997)
Книга 3. Пространство Любви (1998)
Книга 4. Сотворение (1999)
Книга 5. Кто же мы? (2001)
Книга 6. Родовая Книга (2002)
Книга 7. Энергия Жизни (2003)
Книга 8. Новая цивилизация
Новая цивилизация. Часть 1 (2005)
Новая цивилизация. Часть 2. Обряды любви (2006)
Книга 10. Анаста (2010)

Книги содержат художественное описание альтернативных взглядов на мировую историю. Среди основных моментов:

Стремление «жрецов», то есть людей, сохранивших телепатические способности, обладающих древнейшими знаниями, подвести человечество к уничтожению в надежде, что Бог вмешается в этот процесс, пойдя на диалог с ними — этот диалог является целью жрецов.
Раскол евреев на христиан и иудеев создан теми же жрецами для создания распрей между этими группами людей.

Last news

Книга 10 Анаста. Скачать

Шёл 2010 год по григорианскому календарю. На планете Земля после десятитысячелетнего сна просыпались первые люди.

Им предстояло увидеть, что случилось с Землёй за время их сна, понять причины, зафиксировать происходящее в своей памяти в качестве антивируса, чтобы впредь подобное не повторилось.
Они фиксировали многочисленные автокатастрофы и войны. Фиксировали смрадный воздух городов и масштабы загрязнения воды. Фиксировали многочисленные заболевания, постигавшие физические тела, пока находилось человечество в состоянии сна. Они фиксировали...
Но сформулировать причины пока не могли. Они смогут. Конечно смогут! Вернут Земле её первозданность.
Идёт, улыбаясь, по полянке в глубине живой сибирской тайги маленький ребёнок, ничто его не страшит, никто не нападает, наоборот, звери готовы по первому требованию примчаться на помощь. Идёт маленький человек, будто бы наследник царского рода по своим владениям. Ему интересно наблюдать за жизнью букашек, белочек и птиц. Рассматривать цветочки и пробовать на вкус травинки и ягоды. Он подрастёт и будет совершенствовать этот прекрасный мир.
А где в это время находится ваш ребёнок? Какой воздух вдыхает? Какую воду пьёт? Чем будет заниматься, когда подрастёт?
Но обо всём по порядку.

Скачать во вложении...

Книга 8 ч. 2. новая цивилизация. Обряды любви. Скачать

...Вот потому деянья, связанные с сотворением проекта для поместья, плавно переходили в обряд венчания, готовивший молодых к деянию, связанному с зачатием. И строили они Любви пространство.

Жена, зачавшая дитя в таком пространстве, девять...

Скачать во вложении...

Книга 8 ч.1. Новая цивилизация Скачать

«... Пусть мысль твоя, Владимир, и других людей попробует познать творенья Бога и Его мечту. Тогда твоя жизнь и сообщества людского программу выстроит иную».

Скачать во вложении...

Книга 7. Энергия жизни. Скачать

Жизнь человека! От чего или от кого она зависит? Почему одни становятся императорами, полководцами, другие собирают объедки на помойках?


Бытует мнение, что каждому уже с рождения предначертана его судьба. Если это так, то человек -- всего лишь малозначимый винтик в системе какого-то механизма, а не высокоорганизованное творение Бога.
Есть и другое мнение: человек самодостаточное творение, в котором заключены абсолютно все энергии мироздания.
Но есть в человеке одна энергия, присущая только ему, -- она называется "энергия мысли". И если человек поймет, чем он обладает, научится пользоваться ею в полной мере, то он станет властителем всей Вселенной.
Какое же из этих двух взаимоисключающих определений является истинным?
Чтобы разобраться в этом, давайте вспомним старую притчу, ставшую почти анекдотом.

Человек, раздосадованный на жизнь свою, вбежал в лесок на окраине города, поднял вверх руки, сжатые в кулаки, и закричал, обращаясь к Богу:
-- Не могу жизнь свою продолжать. Несправедливость и хаос в Твоем хозяйстве земном творится. Одни люди на дорогих машинах по городу разъезжают, в ресторанах объедаются, другие на помойках объедки собирают. Мне, например, не хватает денег даже на то, чтобы обувь новую приобрести. Если Ты, Бог, справедливый, если Ты вообще существуешь, то сделай так, чтобы на мой лотерейный билет выпал большой выигрыш.
Рассеялись тучи на небе, солнечный лучик тепло и ласково коснулся кричащего человека, и зазвучал спокойный голос с неба:
-- Успокойся, сын Мой, Я готов выполнить твою просьбу.
Обрадовался человек. Идет по улице, улыбается, разглядывает с удовольствием витрины магазинов, представляет, какие товары приобретет на выигрыш по лотерейному билету.
Прошел год. Не выиграл ничего человек. Решил: обманул его Бог.
Совсем раздосадованный человек пришел на то место в лесу, где слышал обещание Бога, и закричал:
-- Ты не выполнил свое обещание, Бог. Обманул меня. Целый год я ждал. Мечтал, какие покупки буду делать на выигранные деньги. Но год прошел, а я выигрыша так и не получил.
-- Ах, сын Мой, -- зазвучал с неба грустный голос. -- Ты хотел выиграть много денег в лотерею. Так что же ты за целый год не приобрел ни одного лотерейного билета?

Скачать во вложении...

Книга 6. Кто же мы? Скачать

— Разве ты, папа, не видишь вон ту берёзку, сосну, кедр, рябину?

— Их я вижу, но буквы где?

— Так это же и есть буквы, которыми пишет Создатель наш!

— Разве ты, папа, не видишь вон ту берёзку, сосну, кедр, рябину?

— Их я вижу, но буквы где?

— Так это же и есть буквы, которыми пишет Создатель наш!

Он стал читать дальше по слогам, показывая пальчиком на разные растения. И я понял невероятное. Вся тайга вокруг озера, на берегу которого мы сидели с сыном и не раз с Анастасией, была наполнена растениями. Название каждого растения начиналось с определённой буквы, а некоторые имели по нескольку названий. Название к названию, буква к букве — получался слог, дальше слово, фраза. Уже потом я узнал, что всё пространство тайги вокруг полянки Анастасии окружено не просто хаотично растущими деревьями, кустиками и травами. Огромное пространство вокруг полянки Анастасии исписано действительно живыми буквами-растениями. Невероятную книгу, казалось, можно читать до бесконечности. Получалось так, что из одних и тех же названий растений, если читать с севера на юг, складывались одни слова и фразы. С запада на восток — другие. Строго по окружности — третьи. И ещё из названий растений складывались слова, фразы, образы по ходу солнца. Получалось, лучи солнца, словно указкой водили по буквам. Я понял, почему Володя называл эти буквы весёлыми. В обычных книгах все печатные буквы строго похожи друг на друга. Но в данном случае буквы-растения, даже одни и те же растения, всегда были разными. Освещаемые солнцем под разным углом, шевеля листвой, они приветствовали человека. На них действительно можно было смотреть бесконечно.

Но кто, когда, сколько столетий писал эту удивительную книгу? Поколения предков Анастасии? Или?.. Впоследствии от Анастасии я услышал короткий и лаконичный ответ: «Поколения моих предков тысячелетиями сохраняли буквы этой книги в первоначальной последовательности».

Я смотрел на сына и лихорадочно искал тему разговора, обсуждая которую можно было бы достичь полного взаимопонимания.

Скачать во вложении

Книга 5. Кто же мы? Скачать

Две цивилизации

Мы все куда-то спешим, к чему-то стремимся. Каждый из нас желает
прожить счастливую жизнь, встретить свою любовь, создать семью. Но многим ли
из нас удается достичь желаемого?
От чего зависит наше удовлетворение или неудовлетворение жизнью, наш
успех или провал? В чем смысл жизни каждого человека и всего человечества в
целом?
Что нас ожидает в будущем?
Вопросы эти существуют давно, но никто не дал на них понятного ответа.
А хотелось бы знать. в какой стране нам предстоит жить через пять или десять
лет? В каком мире будут жить наши дети? Но мы не знаем, да, наверное, и не
очень-то способны представить свое будущее, потому что мы все куда-то
спешим, но куда?
Удивительно, но факт: впервые четкое представление о будущем нашей
страны я получил не от ученых-аналитиков или политиков, а от таежной
отшельницы Анастасии. И она не просто показала картину прекрасного будущего,
но и аргументировано доказала его возможность уже для нашего поколения.
Фактически она представила свой проект развития страны.
Когда я шел ею тайге от полянки, где живет Анастасия, к реке, почему-то
появилась твердая уверенность: ее проект многое может изменить в мире. Если
учесть, что все, смоделированное в ее мыслях, всегда потом воплощается в
реальной жизни, то фактически мы уже живем в стране, будущее которой может
быть только прекрасным. Я шел по тайге и думал над словами таежной
отшельницы о прекрасном будущем страны, в которой, может быть, успеет пожить
и наше поколение. В стране, где не будет региональных конфликтов, бандитизма
и болезней, не будет бедных. И хотя не все ее мысли мне были понятны, но в
этот раз ничего из сказанного Анастасией не хоте" лось ставить под сомнение.
Наоборот, хотелось доказать всем ее правоту.
Я твердо решил сделать все, что в моих силах для воплощения проекта.
Внешне он выглядел совсем простым: нужно, чтобы каждая семья получила гектар
земли в пожизненное пользование и обустроила на нем свое родовое поместье,
свой кусочек Родины. Но детали этого проекта сильно захватили мои мысли. Они
были предельно просты и в тоже время невероятны.
Ну, это надо же! Не ученые-аграрники, а таежная отшельница доказала,
что при правильном расположении насаждений на участке всего через несколько
лет землю не надо будет удобрять, и, мало того, даже не очень плодородная
почва будет улучшаться.
В качестве основного примера Анастасия привела ситуацию с тайгой.
Тысячелетиями существует тайга, все растет в ней, а никто таежную землю не
удобряет. Анастасия говорит, что все растущее на земле является
материализованными мыслями Бога, и Он так все обустроил, что человеку не
надо утруждать себя проблемами добычи пищи. Надо лишь постараться понять
мысль Создателя и творить прекрасное вместе с Ним.
А я и свой наглядный пример могу привести. На острове Кипр, где мне
довелось побывать, каменистая почва. Но не всегда эта земля была такой.
Много веков назад росли на острове прекрасные кедровые леса, фруктовые
деревья, во множестве рек текла пресная чистейшая вода, и остров был похож
на земной рай. Римские легионы захватили остров, стали рубить кедры и
строить из них свои корабли, они вырубили на острове кедровые рощи. Теперь
на большей части острова совсем чахлая растительность, еще по весне
выгорающая трава, стали редкими летние дожди и не хватает пресной воды.
Плодородную почву киприотам приходится доставлять на остров баржами по морю.
Вот и получается: не улучшил человек созданное. а своим вмешательством
варварским ухудшил.
Анастасия, детализируя свой проект, говорила, что на участке
обязательно должно быть посажено родовое дерево и хоронить умершего человека
нужно не на кладбище, а на обустроенном им самим прекрасном участке родовой
земли. Никаких надгробий делать на могилке не нужно. Памятью о человеке
должно быть живое, а не мертвое. Памятью для родных будут живые творения
человека, тогда и сможет Душа его вновь воплотиться в материи, в райском
саду земном.
Похороненные на кладбище не могут попасть в рай. Души их не могут
воплотиться в материю, пока существуют мысли родных и друзей, думающих о их
смерти. Надгробие — это памятник смерти. Ритуал погребения придуман
темными силами, и целью его является хоть на время заточить Душу
человеческую. Никаких страданий и даже скорби наш Отец не произвел для своих
любимых детей. Все Божественные творения вечны, самодостаточны, сами себя
воспроизводят. Все, живущее на земле, от внешне простой травинки до
человека, представляет собой гармоничное единое целое и вечное.
И здесь, думаю, она права. Смотрите, что получается, теперь ученые
говорят: человеческая мысль материальна, — но если это так, то
получается, что родственники усопшего, думая о нем как о мертвом, и держат
тем самым, его в умерщвленном состоянии, мучают его Душу. Анастасия
утверждает, что человек, вернее человеческая Душа, может жить вечно. Она
может постоянно воплощаться в новом теле, но только при определенных
условиях. Родовое поместье, обустроенное по ее проекту, создает такие
условия. Я в это просто поверил, доказать или опровергнуть утверждения
Анастасии о жизни и смерти, наверное, более квалифицированно смогут
ученые-эзотерики.
"Ох, и много же будет у тебя оппонентов", — говорил я Анастасии. А
она в ответ лишь смеется: "Так все же очень просто теперь произойдет,
Владимир. Мысль человека способна материализовать, видоизменять предметы,
предопределять события, строить будущее, вот и получается, что оппоненты,
которые будут пытаться доказывать бренность человеческой сущности, сами себя
и уничтожат, ибо они произведут свою кончину своими же мыслями.
Сумевшие понять свое предназначение и суть бесконечности, станут жить
счастливо, перевоплощаясь вечно, ибо они своими мыслями произведут сами
счастливую свою бесконечность".
А еще мне очень понравился ее проект, когда я стал просчитывать его
экономическую целесообразность и убедился, что любой человек с помощью
основанного им родового поместья по проекту Анастасии может обеспечить
безбедное существование своих детей и внуков. Дело не только в
обеспеченности своих детей качественными продуктами питания, жилищем.
Анастасия говорила, что забор необходимо делать из живых деревьев и четверть
гектара должен занимать лес. Двадцать пять соток леса - это примерно триста
деревьев. Через восемьдесят - сто лет их, возможно, срубят. Из этих деревьев
получится примерно четыреста кубометров обрезной доски, а хорошо высушенный
и обработанный для отделки пиломатериал уже сегодня стоит, по меньшей мере
сто долларов за кубометр, итого получается сорок тысяч долларов. Конечно, не
следует вырубать весь лес, можно взять необходимую часть выросших деревьев,
взамен тут посадить новые. Общая стоимость родового поместья, обустроенного
по проекту Анастасии, может оцениваться в миллион долларов и выше, а
построить его способна любая семья, имеющая даже средний достаток. Дом, для
начала, может быть более чем скромным, главное богатство составит правильно
и красиво обустроенный участок земли. Состоятельные люди уже сейчас платят
большие деньги фирмам, занимающимся ландшафтным дизайном. Таких предприятий
в Москве около сорока, и они не сидят без работы. Правильное и красивое
обустройство всего ста квадратных метров прилегающей к дому земли по их
расценкам стоит от полутора тысяч долларов и выше.
Посадка одного хвойного дерева высотой в шесть метров стоит пятьсот
долларов, и те, кто хочет жить в красиво обустроенном месте, платят такие
большие деньги. Платят потому, что их родителям не пришло в голову заложить
для своих детей родовое поместье. А ведь для этого не нужно быть богатым,
необходимо лишь правильно расставить приоритеты в своей голове. Как же мы
можем воспитывать своих детей, если сами не понимаем таких простых вещей?
Права Анастасия говоря, что воспитание нужно начинать с себя.
Мне очень сильно захотелось и самому заиметь свое поместье: взять
гектар земли, построить дом, а самое главное, насаждения разные вокруг
посадить, обустроить свой кусочек Родины так, как обрисовала Анастасия, и
чтобы окружали его тоже прекрасно обустроенные участки других людей. И
Анастасия с сыном могли поселиться там или в гости приезжать, а потом -
внуки, правнуки. Может, правнуки захотят работать в городе, но тогда они
смогут приезжать в свое родовое поместье, чтобы отдохнуть. А раз в год, 23
июля, на праздник всей Земли, может быть, все родственники соберутся в своем
доме. Меня, конечно, уже не будет к тому времени, но останется заложенное
мной поместье, растущие в нем деревья, сад. Пруд небольшой выкопаю, запущу в
него мальков, чтобы рыба была. Посажены деревья будут по особой планировке,
как говорила Анастасия. Что-то понравится потомкам, что-то они захотят
переделать, но и в том, и в другом случае меня вспомнят.
А похоронен я буду в своем поместье и попрошу, чтобы никак не выделяли
мою могилку. Пусть не лицемерит над ней никто со скорбным видом. Да и
вообще, пусть не будет никакой скорби. Пусть не будет могилки с плитой, а
просто вырастет из тела и взойдет над землей свежая трава и кусты, а может,
и ягоды какие-нибудь, полезные моим потомкам-родственникам. От надгробных
плит какой толк? Никакого, скорбь одна. Пусть меня вспоминают не с грустью,
а с радостью, приезжая в поместье, мною заложенное. Эх, я им так все
расположу, так все высажу...
Мысли переплетались в каком-то радостном предчувствии чего-то
грандиозного. Надо быстрее начинать, как-то действовать, быстрее до города
добираться, а мне еще идти только по этому лесу до реки километров десять.
Скорее бы он закончился, этот лес. И тут вдруг, ни с того ни с сего, в
памяти всплыла информация о лесах России, не все цифры вспомнились, я
приведу данные, которые однажды прочитал в статистической справке:
"Леса — основной тип растительности России, они занимают 45 % ее
территории. Россия обладает самыми большими в мире запасами леса. На 1993
год площадь лесной части лесного фонда составляла 886,5 миллионов гектаров,
а общий запас древесины — 80,7 миллиардов, что составляет
соответственно 21,7 и 25,9 % мировых запасов. Превышение второй цифры над
первой говорит о том, что Россия располагает более зрелыми и более
продуктивными лесами, чем остальная планета в целом.
Леса играют огромную роль в газовом балансе атмосферы и регулировании
планетарного климата Земли. Общий баланс для лесов России, рассчитанный Б.
Н. Моисеевым, составил для углекислого газа 1789064,8 тысяч тонн, а для
кислорода - 1299019,9 тысячи тонн. Ежегодно в лесах России депонируется 600
миллионов тонн углерода. Эти гигантские объемы миграции газов существенно
стабилизируют газовый состав и климат планеты".
Вот так дела! Некоторые люди говорят, что России уготована какая-то
особая миссия, а она не предстоит, она уже исполняется.
Надо же такое - люди всей планеты, кто в меньшей степени, кто в
большей, неважно, важно другое, — люди всей планеты дышат воздухом
России. Кислородом дышат, который производит этот лес, а я сейчас по нему
так запросто иду. Интересно, просто кислород этот лес поставляет всем
живущим на планете людям или, может быть, еще что-то важное?
Теперь тайга, по которой я шел один, не вызывала у меня, как раньше,
чувства тревоги. Ощущение было такое, какое бывает, когда идешь по
безопасному парку. Конечно, в тайге нет парковых дорожек, и путь иногда
преграждали то валежник, то густые кусты, но они не раздражали меня в этот
раз.
Мимоходом я срывал встречающиеся на пути ягоды: малину, смородину,
впервые я с интересом рассматривал, как неодинаковы по внешнему виду даже
однородные деревья. Как по-разному распределена растительность — ни
одной одинаковой картинки.
Я впервые смотрел внимательно на тайгу, и она казалась мне добрее.
Наверное, такое чувство возникало и от осознания, что в этой тайге родился и
живет на своей полянке мой маленький сын и Анастасия — женщина, от
встречи с которой изменилась вся жизнь.
В этой бескрайней тайге есть маленькая полянка Анастасии, которую она
не хочет надолго покидать и ни на какую, даже самую шикарную квартиру, не
променяет. Вроде бы обычное пустое место эта полянка: ни дома, ни шалаша, ни
приспособлений, необходимых для быта, а она, как только подходит к ней, так
сразу радуется. И у меня почему-то на третье посещение полянки Анастасии
тоже ощущение возникло, похожее на то, когда домой после трудной дороги
возвращаешься.
Странные вообще дела в нашем мире происходят. Тысячелетиями
человеческое общество вроде бы за счастье, за благосостояние каждого
человека борется, а если разобраться, этот самый человек, живущий в центре
общества, в центре современного цивилизованного города, беззащитным все чаще
оказывается. То в дорожно-транспортную аварию попадает, то грабят его,
болячки постоянно разные цепляются, без аптек и жить уже не может, а то
из-за какой-то неудовлетворенности жизнь самоубийством свою заканчивает.
Число самоубийств именно в цивилизованных странах, с высоким уровнем жизни,
и возрастает. Матери из разных регионов по телевизору выступают, говорят:
детей кормить нечем, семьи голодают.
Анастасия живет с маленьким ребенком в тайге, словно в иной
цивилизации. Ничего от нашего общества не просит, никакая милиция,
внутренние войска для ее охраны не нужны. Создается впечатление, что на этой
полянке ни с ней, ни с ребенком ничего плохого вообще произойти не может.
Да, конечно, у нас разные цивилизации, и она предлагает взять лучшее из
этих двух разных миров. И тогда изменится образ жизни многих людей на земле,
родится новое счастливое людское сообщество. Интересное это будет
сообщество, — новое, необычное.

Скачать во вложении.

Книга 4. Сотворение. Скачать

НАЧАЛО ТВОРЕНИЯ

Представь начало. Еще не было земли. Еще материя не отражала свет вселенский. Но, как сейчас, заполнена Вселенная была энергий разных множеством великим. Энергий сущности живые во тьме и мыслили, во тьме творили. Не нужен свет им внешний был. Внутри себя, себе они светили. И в каждой было все -- и мысль, и чувства, и энергия стремленья. Но все ж отличия меж ними были. У каждого одна над всем другим энергия преобладала. Как и сейчас, есть во Вселенной сущность разрушенья и сущность, созидающая жизнь. И множество оттенков разных, похожих на людские чувства, были у других. Между собой никак вселенские те сущности соприкасаться не могли. Внутри у каждой сущности энергий множество то вялое, то вдруг молниеносное движенье создавало. Внутри себя собой содеянное, собою тут же и уничтожало. Пульсация их космос не меняла, она никем не видима была, и каждая считала, что одна она в пространстве. Одна!
Неясность своего предназначенья им не давала сделать не гибнущим творенье то, что может удовлетворенье принести. Вот потому в безвременьи, в бескрайности пульсация была, но не было всеобщего движенья.
И вдруг как импульсом коснулось всех общенье! Одновременно всех, вселенной необъятной. То среди комплексов энергий тех живых один вдруг озарил других. Был стар тот комплекс или очень юн, нельзя сказать обычными словами. Из вакуума он возник или из искр всего, о чем помыслить можно, неважно это. Тот комплекс очень сильно походил на человека! На человека, что живет сегодня! Подобен был его второму "я". Не материальному, но вечному, святому. Энергии стремлений и его мечты живые впервые слегка касаться стали всех сущих во Вселенной. И он один так пылок был, что все привел в движенье ощущенья. Общенья звуки впервые прозвучали во Вселенной. И если б звуки первые на современные слова перевести, то смысл вопросов и ответов почувствовали мы. Со всех сторон Вселенной необъятной один вопрос произносимый всеми, стремился к одному Ему:
-- Чего так пылко ты желаешь? -- вопрошали все. А он в ответ, уверенный в своей мечте:
-- Совместного творения и радости для всех от созерцания его.
-- Что радость может принести для всех?
-- Рожденье!
-- Чего рожденье? Самодостаточность имеется у каждого давно.
-- Рожденье, в котором частички будут заключены всего!
-- В одном как можно воссоединить все разрушающее и созидающее все?
-- Противоположные энергии, сначала сбалансировав в себе!
-- Кому подобное по силам?
-- Мне.
-- Но есть энергия сомненья. Сомненье посетит тебя и уничтожит, на мелкие частички разорвут тебя всего энергий разных множество. Противоположности в едином удержать никто не сможет.
-- Энергия уверенности тоже есть. Уверенность, сомненье, когда равны, помогут точности и красоте для будущего сотворенья.
-- Как сам себя назвать ты можешь?
-- Я Бог. В себя частички ваших всех энергий я принять смогу. Я устою! Я сотворю! Для всей Вселенной радость принесет творенье!
Со всей Вселенной, все сущности одновременно, в одного Его своих энергий выпустили сонмы. И каждая над всем преобладать стремилась, чтоб в новом лишь она верховной воплотилась.
Так началась великая борьба энергий всех вселенских. Нет времени величины, объема меры нет, чтоб охарактеризовать масштабы той борьбы. Спокойствие настало лишь тогда, когда всех осознанье посетило: ничто не сможет выше и сильнее быть одной энергии вселенской -- энергии Божественной мечты.
Бог обладал энергией мечты. Он все в себе смог воспринять, все сбалансировать и усмирить и стал творить. Еще в себе творить. Еще в себе творенья будущие сотворяя, лелеял каждую деталь со скоростью, которой нет определенья, продумывал взаимосвязь со всем для каждого творенья. Он делал все один. Один во тьме Вселенной необъятной. Один в себе энергий всех вселенских ускорял движенье. Неведомость исхода всех пугала и удалила от Создателя на расстоянье. Создатель в вакууме оказался. И вакуум тот расширялся.
Был холод омертвления. Испуг и отчуждение вокруг, 0н один прекрасные рассветы уж видел, и пенье слышал птиц, и аромат цветенья. Он своей пылкою мечтой один творил прекрасные творенья.
-- Остановись, -- Ему твердили, -- ты в вакууме, ты сейчас взорвешься! Как держишь ты энергии в себе? Ничто не помогает тебе сжаться, теперь удел твой только разорваться. Но если есть мгновенье у тебя, остановись! Тихонько распусти энергии творящие свои.
А он в ответ:
-- Мои мечты! Их не предам! Для них я буду продолжать сжиматься и ускорять энергии свои. Мои мечты! В них по траве, среди цветов, я вижу, -- торопыжка бежит муравей. И орлица на взлете дерзком обучает летать сыновей.
Неведомой энергией своей Бог ускорял в себе движение энергии Вселенной всей. В Душе Его их в зернышко сжимало вдохновенье.
И вдруг Он ощутил прикосновенье. Со всех сторон, повсюду, обожгло оно Его неведомой энергией, и сразу отстранилось, своим теплом на расстояньи согревая, какой-то новой силой наполняя. И все, что было вакуумом, засветилось вдруг. И звуки новые услышала Вселенная, когда спросил с восторгом нежным Бог:
-- Кто ты? Энергия, какая?
В ответ услышал музыки слова:
-- Энергия любви и вдохновенья я.
-- Во мне частичка есть твоя. Энергии презренье, ненависть и злобу сдержать одна способной оказалась она.
-- Ты Бог, твоя энергия -- души твоей мечта в гармонию все привести смогла. И если помогла моя частичка ей, то выслушай меня, о Бог, и мне помочь сумей.
-- Что хочешь? Зачем коснулась ты меня всей силой своего огня?
-- Я поняла, что я любовь. Я не могу частичкой... Твоей Душе хочу отдаться вся. Я знаю, чтоб не нарушилась гармония добра и зла, всю меня не впустишь Ты. Но я вокруг тебя заполню вакуум собою. Согрею все внутри, вокруг тебя. Вселенский холод, мгла к тебе не прикоснутся.
-- Что происходит? Что? Еще сильней ты засветилась!
-- Я не сама. Это твоя энергия! Твоя душа! Она лишь мною отразилась. И в навь твою свет отраженный возвращается.
Отчаянный и устремленный, воскликнул Бог, Любовью вдохновленный:
-- Все ускоряется. Бушует все во мне. О, как прекрасно вдохновенье! Так пусть же сбудутся в любви светящейся мечты моей творенья!
впервые появление тебя
Земля! Ядром Вселенной всей и центром для всего возникла зримая планета -- Земля! Вокруг вдруг стали зримы звезды, солнце и луна. Невидимый творящий свет, с Земли идущий, в них отражение нашел свое.
Впервые во Вселенной план новый бытия явился! Материальный план, и он светился.
Никто, ничто от мига появления Земли зримой материей не обладал, Земля со всем, что во Вселенной, соприкасалась, но и сама собой была.
Самодостаточным творением она явилась. Растущее, живущее, что плавало и что летало, не умирало, в никуда не исчезало. Даже из гнили мошка получалась, а мошкарой иная жизнь питалась, в единую прекрасную все жизнь сливалось.
В недоумении и восхищении все сущности вселенские смотреть на Землю стали. Земля со всем соприкасалась, но не дано кому-то было ее коснуться.
Внутри у Бога вдохновенье нарастало. И в свете, вакуум заполнившем любви. Божественная сущность очертанья свои меняла, и формы, что теперь у человеческого тела, Божественная сущность принимала.
Вне скорости, вне времени работала Божественная мысль. Во вдохновеньи, озареньи она на бесконечность всех энергий мысли обгоняла и сотворяла! Еще одно, пока в себе, невидимое сотворенье.
Вдруг полыхнуло озаренье, и вздрогнула, как в опаленьи, новым жаром энергия любви. И в восхищеньи радостном воскликнул Бог:
Вдруг полыхнуло озаренье, и вздрогнула, как в опаленьи, новым жаром энергия любви. И в восхищеньи радостном воскликнул Бог:
-- Смотри Вселенная, смотри! Вот сын мой! Человек! Он на Земле стоит. Материален он! И в нем частички энергий всех вселенских есть. На всех он планах бытия живет. Подобие и образ он Мое, и в нем частички ваших всех энергий есть, так полюбите! Полюбите же его!
Всем сущим радость сын мой принесет. Он сотворенье! Он рожденье! Он все из всех! Он новое создаст творенье, и претворится в бесконечность его все повторяющееся возрожденье.
Когда один, когда умножен много крат он свет незримый источая, в единое его сливая, Вселенной будет управлять. Подарит радость жизни он всему. Я все ему отдал и в будущем помысленное тоже отдаю.
Так впервые один ты стоял на прекрасной Земле.
-- Ты о ком говоришь? Обо мне?
-- О тебе и о том, кто к строке прикоснется записанной этой.
-- Анастасия, как же так? Здесь полная не состыковка получается. Как же все читающие могут там стоять, где сказано, что лишь один стоял. И в Библии про это говорится. Один сначала человек был, Адамом его звали. И ты сказала, Бог одного сотворил.
-- Все правильно, Владимир. Но смотри, от одного произошли все мы. Его частичка, информация, заложенная в ней, во всех других, рожденных на Земле, вселялась. И если волей мысли ты груз забот своих суетных отбросишь, то ощущения почувствуются те, что в маленькой частичке до сих пор хранятся. Она была там, помнит все. Она в тебе сейчас и в каждом на земле живущем человеке. Ей дай раскрыться, ощути, что видел ты, и ты, сейчас читающий строку, что видел ты в начале своего пути.
-- Вот это да! Так что же получается, что все живущие сейчас там, на той Земле, в самом начале были?
-- Да. Но на Земле на этой, не на той. Просто Земля была в ином обличье.
-- А как назвать всех нас одновременно можно?
-- Тебе привычнее "Адам" услышать имя? Я буду пользоваться им, но ты представь, что это ты. И каждый пусть себя под этим именем представит. Я представлению словами помогу слегка.
-- Да, помоги. А то себя в тех временах я пока как-то слабо представляю.
-- Чтоб легче было, ты представь себя вошедшим в сад на стыке лета и весны, и в том саду есть осени плоды. В нем существа, которых ты впервые видишь. Все вместе взором трудно охватить, когда все новое, и в каждом совершенство. Но вспомни, как впервые ты, Адам, цветок увидел, свое вниманье на цветке остановил. На маленьком совсем цветке.
Цвет васильковый, формы лепестков плавны из линий состояли. Слегка светились лепестки цветка, собою неба свет как будто отражали. И ты, Адам, к цветку подсел, творением любуясь. Но сколько б на цветок ты ни смотрел, видение цветка менялось. Лаская, ветерок покачивал на тонком стебельке цветок, и под лучами солнца шевелились лепестки, меняя угол отраженья света, полутона свои нежнейшие меняя. То трепетали лепестки на ветерке, то, как в приветствии, помахивали взору человека, то словно дирижировали музыке, в душе звучащей. И от цветка тончайший аромат тебя обнять стремился, человека.
Могучий вдруг услышал рык Адам и встал, повернулся в сторону звучанья. В отдалении огромный лев с львицею стояли. И о себе окрестность рыком лев оповещал. Адам смотреть стал на красивый и могучий стан, густою гривою увенчанный. И лев Адама увидал, и в тот же миг могучими прыжками на человека устремился зверь, и львица от него не отставала. Игрой их мышц могучих Адам залюбовался. В трех метрах от Адама звери встали. Их человека взор ласкал, от человека нега исходила, и лев обласканный на землю в неге опустился, и львица рядышком легла, не шевелилась, чтоб не нарушить идущий к ним от человека благодатный теплый свет.
Адам льва гриву пальцами перебирал, рассматривал и трогал когти лапы мощной, белых клыков рукой своей касался и улыбался, когда урчал лев от блаженства.
-- Анастасия, что это за свет от человека исходил вначале, что даже лев его не разорвал? И почему сейчас свет не исходит? Никто ж не светится сейчас.
-- Владимир, разве ты не замечал, есть и сейчас отличие большое. Взгляд человека отличает все земное: травинка маленькая, лютый зверь и камень с мыслью замедленной. Таинственен, загадочен, необъяснимой силой полон он. Ласкающим взгляд человека может быть. И разрушенья холодом окутать может все живое взгляд человека. Скажи, тебе, к примеру, не приходилось взглядом чьим-то быть согретым? Иль, может, неприятно становилось тебе от глаз каких-то на душе?
-- Да в общем-то, бывало. Бывало так, что чувствуешь, как кто-то смотрит на тебя. Когда приятно смотрит, а когда -- не очень.
-- Вот видишь, значит, и тебе известно, что взгляд ласкающий приятное внутри тебя тепло создаст. И разрушенье, холод иной приносит взгляд. Много крат сильней в дни первые был взгляд у человека. Создатель сделал так, что все живое стремилось быть согретым этим взглядом.
-- Куда ж сейчас вся сила взгляда человека подевалась?
-- Не вся. Ее еще достаточно осталось, но суета, поверхностность мышленья, иная скорость мысли, лжепредставленья сути и вялость осознанья туманят взор, раскрыться не дают тому, чего все ждут от человека. Тепло души у каждого внутри хранится. Ах, если бы у всех ему всему раскрыться! Вся явь в прекрасный первозданный сад смогла б преобразиться.
-- У всех людей? Как было вначале у Адама? Такое разве может получиться?
-- Все может претвориться, к чему, от всех сливаясь в единое, людская мысль стремится.
Когда Адам один был, то сила мысли у него была такой, как человечества сейчас всего.
-- Ого! Вот почему и лев его боялся?
-- Лев человека не боялся. Лев перед светом благодатным преклонялся. Все сущее стремится благодать познать, которую создать способен только человек один. За это другом, братом, богом готово человека ощущать все сущее не только не земле. Всегда родители стремятся все лучшие способности вселить в детей своих. Только родители желают искренне, чтобы детей способности превосходили их. Создатель человеку -- сыну своему сполна отдал все то, к чему в порыве вдохновенья сам стремился. И если все понять способны, что совершенен Бог, то чувствами родителей почувствуют пусть все, каким родитель Бог стремился сотворить дите свое, любимого Им сына-человека. И как ответственности не боялся, и как навечно пред собою обязался не отрекаться от творенья своего, сказав слова сквозь миллионы лет до нас дошедшие: "Он сын мой -- человек. Он образ мой! Подобие мое",
-- Так, значит. Бог хотел, чтоб сын его, творение, ну, в общем, человек сильнее был Его.
-- Стремленья всех родителей послужат подтверждением тому.
-- И что же, Адам в свой первый день оправдывал мечтанья Бога? Что дальше после встречи со львом стал делать он?
-- Адам все сущее стремился познавать. Определять название, предназначенье каждой твари. Бывало, быстро он задачу разрешал, бывало, долго с ней возился. Как, например, в день первый свой до вечера он прентозавра пытался предназначение определять, но не решил задачу. Вот и исчезли прентозавры все с Земли.
-- Исчезли почему?
-- Исчезли потому, что человек им не определил предназначенье.
-- А прентозавры -- это те, что в несколько раз больше слонов?
-- Да, больше, чем слоны они, и крылья небольшие у них были, на длинной шее небольшая голова, из пасти пламя исторгать могла.
-- Как в сказке. Змей Горыныч, например, в народных сказках тоже пламя исторгал. Но это в сказках, не наяву.
-- О прошлой яви в сказках говорится иносказательно бывает, а бывает -- точно.
-- Ну да? А из чего же чудище такое состояло? Как из животного живого может исходить огонь из пасти? Или огонь -- иносказательность? Ну, скажем, злобой чудище дышало?
-- Огромный прентозавр был добрым, а не злым. Внешний объем его служил для облегченья веса.
-- Как это большой объем служить для облегченья веса может?
-- Чем больше шар воздушный заполнен тем, что воздуха полегче, тем легче он.
-- А прентозавр причем, он же не шар воздушный?
-- Живым огромным шаром был и прентозавр. Легка его конструкция скелета, а внутренние органы малы. Внутри, как в шаре, пустота, и заполнялась постоянно газом, что легче воздуха. Подпрыгнув, крыльями махая, мог прентазавр немножко пролететь. Когда избыток газа создавался, он через пасть и выдыхал его. Из пасти кремневидные клыки торчали, их трение искру могло создать, и газ, из брюшной полости идущий, возгорался, огнем из пасти вырывался.
-- Ну да! Постой, постой, а кто же газом заполнял его постоянно?
-- Так я же говорю тебе, Владимир, газ вырабатывался сам внутри при переработке пищи.
-- Не может быть такого! Газ только в недрах есть Земли. Его оттуда добывают, потом природным газом баллоны заправляют или по трубам к плитам подают, на Кухню. А тут из пищи -- как все просто!
-- Да, просто.
-- Я не поверю простоте такой, и думаю, никто ей не поверит. И под сомненьем тобою сказанное все не только о прентозавре, а другое все, что говоришь ты, под сомнение поставят. Так что об этом я писать не буду.
-- Владимир, что же, ты считаешь, я ошибаться, врать могу?
-- Ну, врать, не врать, а то, что ты ошиблась с газом, -- это точно.
-- Я не ошиблась.
-- Докажи.
-- Владимир, твой желудок и других людей -- такой же газ сегодня производит.
-- Не может быть.
-- А ты проверь. Возьми и подожги, когда он из тебя выходит. -- Как из меня? Откуда? Где поджечь?
Анастасия засмеялась и сквозь смех сказала:
-- Ну что ты как дитя. Подумай сам, интимный это опыт.
Я думал об этом газе время от времени. И что он меня так заел? И, в конце концов, я решил провести этот опыт.
И провел, когда вернулся от Анастасии. Горит! И все слова ее о первых днях Адама или о наших первых днях все с большим интересом вспоминаю. Такое ощущение возникает почему-то, что будто мы с собой в сегодня что-то взять из них забыли. Или только я забыл. Пусть, впрочем, каждый сам все про себя решает, когда узнает, как день первый продолжался Человека. Вот как Анастасия про это говорила.

Скачать во вложении...

Книга 3 «Пространство Любви». Скачать

ОЧЕРЕДНОЙ ПАЛОМНИК


Вот она! Снова передо мной большая сибирская река Обь. Добрался до этого северного посёлка, на ­котором заканчивалось регуляр­ное тран­с­­порт­ное сообщение, и стою на берегу. Для дальнейшего продвижения к месту, от которого пешком через ­тайгу можно дойти до полянки Анастасии, необходимо было нанять лодку или катер. У одной из множества стоящих у берега лодок разбирали рыболовные снасти трое мужчин. Я поздоровался с ними и сказал, что готов хорошо заплатить тому, кто ­доставит меня к указанному месту.

— Егорыч занимается у нас этим делом. Полмиллиона берёт за доставку, — ответил один из мужиков.

Меня сразу тревожно насторожила информация о том, что кто-то здесь целенаправленно занимается транспортировкой людей к забытой среди тайги маленькой сибирской деревеньке. Всего двадцать пять километров от неё до поляны Анастасии. Да ещё заламывают такую большую сумму. Значит, теперь есть желающие. Спрос рождает предложения и цену. Торг на севере мало­уместен, и я спросил:

— Как мне найти этого Егорыча?

— В посёлке где-нибудь. Скорей всего, у магазина. Вон, у его катера пацанята шалят, и внук Егорыча, Васятка, с ними. Он сбегает, его и попроси.

Васятка, смышлёный пацанёнок лет двенадцати, едва я только поздоровался, вдруг выпалил скороговоркой:

— Вам ехать надо? К Анастасии? Сейчас я! Мигом деда позову!

Васятка, не дожидаясь ответа, вприпрыжку побежал в посёлок. Мне ясно стало: ответ ему не нужен. Видно, все ­незнакомцы здешних мест, по мнению Васятки, имеют цель одну.

Я, расположившись на берегу реки, стал ждать. От нечего делать смотрел на воду и размышлял.

Здесь километр от берега до берега, наверно, ширина. Среди тайги, что край не виден даже с самолёта, степенно сквозь века течёт вода, что унесла она из прошлого, и следа не оставив? Что ­помнит до сих пор вода обская? Быть ­может, помнит, как Ермак, Сибири поко­ритель, прижатый к берегу Оби ­врагами, один с мечом в руках атаку ­отражал, а в воду из смертельной раны кровь его сочилась, потом вода куда-то обессилевшее тело унесла… Что покорил Ермак? Быть может, действия его на современные похожи, рэкетирские де­ла? Сравнить, наверное, сегодня может лишь река.

Быть может, значимее для реки набеги войска Чингисхана? Орда его в древности великою считалась. В Новосибирской области районный центр есть, называется Ордынское, а в нём село, и называется оно Чингиз. Быть может, помнит та вода, как отступали орды Чингисхана с награбленным добром, как они связали молодую сибирячку, и визирь могущественный умолял её и страстными речами, и влюблёнными глазами без сопротивленья, по желанью своему, поехать с ним. Молчала сибирячка, опустив глаза. Все воины, визирю подчинённые, уже сбежали, а он всё говорил ей что-то, всё любви просил. Потом на круп коня её и кошель с золотом забросил, в седло вскочил и к берегу Оби, спасаясь от погони, устремился на верном скакуне своём визирь. Погоня настигала. Визирь им золото бросал, когда пустым кошель остался, визирь с себя срывал награды дорогие за покоренье разных стран и на траву, под ноги гнавшимся за ним бросал, но сибирячку от себя не отпускал. Весь в мыле конь его к челнам на берегу Оби принёс. Визирь девицу связанную крепко снял бережно с коня и в лодку посадил. Потом запрыгнул сам. Но, пока от берега шестом толкал он лодку, стрела погони подоспевшей его пронзила.

Теченье лодку уносило. Визирь, стрелой пронзённый, на корме лежал, он даже не смотрел на то, как с воинами три челна гребных всё ближе подплывали. Он на девицу ласково смотрел, сидящую спокойно, молчаливо, и сам молчал, сил не было что-либо говорить. И сибирячка на него смотрела, потом взглянула на догонявших, чуть улыбнулась им или ещё чему-то, разо­рвала верёвки с рук своих и в воду бросила верёвки. Взялась за вёсла сибирячка молодая… И не сумели лодку с сибирячкой, в которой раненый визирь лежал, догнать военные челны.

В какое место, времена какие их унесло течение воды? И что сейчас, в мгновенье это, в памяти своей о нас уносит помутневшая вода речная?

Быть может, главным ты, река, считаешь города большие? Сейчас стоит на берегах Оби, ближе к истокам, Новосибирск — огромный город. Его размеры и величие ощущаешь ты, река? Конечно, здесь ясно мне, чего сказать ты можешь, — мол, стоков грязных много от него и воду из реки, что ранее живительной была, теперь уж пить нельзя. А что нам делать, куда грязь от заводов своих сливать? Ведь мы же развиваемся, не то что наши предки. Учёных много сейчас у нас, много городков научных с учёными вокруг Новосибирска есть. И если всякое от них в тебя сливать не будем, то ­задохнёмся сами, и так вон в городе от смрада трудно стало нам дышать, а в ­некоторых районах и вообще воняет ­непонятно чем. Ты это всё, река, понять попробуй. Знаешь ведь, какая техника сейчас у нас, и по твоей воде теперь уж не челны бесшумные, а дизель-теплоходы ходят. И мой ходил по твоим водам теплоход.

Вот интересно, помнит ли река меня? Как я на теплоходе шёл, самом большом из пассажирских теплоходов в нашем пароходстве. Не новым был, конечно, теплоход, все дизеля, винты его на ходу полном так грохотали, что в баре слушать музыку мешали.

Что самым значимым считает и в памяти своей хранит река? Раньше смотрел на её берега с высокой палубы своего теплохода, из окон кормового бара, под звуки песен и романсов Малинина:

Хотел в город я въехать на белом коне,
Да хозяйка корчмы улыбнулась мне,
На мосту, видно, мельник взгляд бросил косой,
И остался я на ночь с хозяйкою той.

Казались тогда мелкими и малозначимыми возящиеся на берегах люди. Теперь и сам среди них оказался.

Ещё я думал о том, как суметь убедить Анастасию не препятствовать мне в контактах с сыном. Странная вообще складывалась ситуация. Всю жизнь я мечтал о сыне. Представлял, как буду с ним, ­маленьким, играть. Потом воспитывать. Когда сын вырастет, станет мне хорошим помощником. Вместе бизнесом будем заниматься. Сын у меня теперь есть. И хоть не рядом он со мной, всё равно приятно осознавать, что есть на земле ­самое близкое, родное и такое желанное тобой существо. Перед отъ­ездом с огромным удовольствием я покупал для своего малыша всякие необ­ходимые детские вещи. Покупать-то покупал, а вот удастся ли вручить — ещё вопрос. Если бы родился мой сын от нормальной женщины, деревенской или городской, не важно, всё было бы просто и ясно. Любой женщине было бы приятно, что отец о ребёнке беспокоится, старается обеспечить его всем необходимым, принять участие в воспитании. Если не делать этого добровольно, многие женщины на алименты подают. Но Анастасия — таёжная отшельница, и у неё свои взгляды на жизнь, своё понимание ценностей. Она ещё до рождения сына заявила мне: «Hикакие материальные блага в твоем понимании ему не нужны. Он будет иметь всё изначально. В тебе возникает желание принести младенцу какую-нибудь бессмысленную побрякушку, но она ему не нужна совершенно. Она нужна тебе для самоудовлетворения: «Какой я хороший, забот­ли­вый».

Hадо же такое сказать: «Hикакие материальные блага ему не нужны». А что же тогда может дать родитель новорождённому? Особенно отец? Воспитывать грудного ребёнка по-отцовски ещё рано. Как тогда выразить своё отношение к нему? Свою заботу как тогда выразить? Мать грудью кормит, ей легче, она уже при деле, а отцу что делать? В цивилизованных условиях быта можно помогать по хозяйству, по дому, заниматься ма­териальным обеспечением семьи. Но Анастасии всего этого не нужно. Ничего нет у неё, кроме полянки таёжной. Её хозяйство как бы само себя обеспечивает и её полностью обслуживает, а значит, и малыша тоже станет обслуживать, как увидит, что он от неё. Вот интересно, за какие деньги приобрести себе такое можно? Купить земли гектаров пять или в аренду долгосрочную приобрести сейчас не так уж сложно, но как и за какие деньги купить любовь и преданность волчицы, медведицы, букашек и орла? Пусть самой Анастасии ничего не нужно из достижений нашей цивилизации, а ребёнок почему должен страдать от такого мировоззрения матери? Даже игрушек нормальных лишён ребёнок. Она и тут по-своему всё видит. «Hе нужны ­ребёнку бессмысленные побрякушки, вредят они ему, от Истины уводят…» — говорит она.

Похоже, в её высказываниях есть приличный перегиб или суеверие сплошное. Не зря же человечество для детей столько много разных игрушек на­изо­б­ре­­тало? Но, чтоб не спорить с Анастасией, я погремушек покупать не стал, а купил детский конструктор с надписью на коробке: «Игра для развития интеллекта у детей». И одноразовых подгузников, которыми весь мир пользуется, накупил. И питания детского тоже накупил. Оно меня просто восхитило удобством приготовления. Открываешь коробку, в ней герметично запечатанный пакет из водонепроницаемой фольги. Hожницами надре­заешь пакет, засыпаешь содержащийся в нём порошок в теплую воду, размешиваешь, и всё готово. Порошок разный бывает: из гречки, из риса, из злаковых культур.

Ещё на коробке написано, что в нём содержатся разные витаминные добавки. Помню, раньше, когда ещё моя дочь Полинка совсем маленькой была, за питанием каждый день в домовую кухню ходить приходилось, а тут накупил коробок и корми своего ребёнка без проблем. Даже варить необязательно. Разбавил в воде, и всё. Я знал, что Анастасия воду себе не кипятит, и поэтому, прежде чем покупать много, купил одну коробку. Попробовал разбавить содержащийся в коробке порошок водой комнатной температуры — он растворился. Я попробовал на вкус — нормальный вкус, только пресный, потому что без соли, но для детей, наверное, и нужно без соли. Я решил, что никаких своих аргументов против этого порошка Анастасия найти не сможет. Абсурдно отказываться от такого удобства. Да и мир наш технократический зауважать ей придётся. Hе только оружие он производит, но и о детях ­думает. Но больше всего из сказанного Анаста­сией меня беспокоило, и прежде всего своей непонятностью, следующее: Анастасия говорила, что для того, чтобы я мог общаться с сыном, мне необходимо достичь определённой чистоты помыслов, внутренне очиститься. Hе понятно только, что конкретно я должен чистить у себя внутри.

Понятнее стало, если бы она сказала, что надо побриться, не курить, когда к ребёнку подходишь, одежду почистить. Но она — про осознанность, про внутреннее очищение. А где же эта щетка продаётся, с помощью которой внутри что-то там очистить можно? Да и что уж такого слишком грязного во мне? Пусть не лучше я других, но и не хуже. Да если каждая женщина подобные требования начнёт к мужчинам предъявлять, это же сплошное чистилище нужно будет устраивать для человечества. Hезаконно это. Вот я и вёз Анастасии выписку из Гражданского кодекса, где сказано, что один родитель не имеет права безосновательно лишать другого видеться со своим ребёнком, даже если разведены родители. Конечно, законы наши для Ана­ста­сии мало что значат, но всё же это тоже аргумент немаловажный. Законам ведь большинс­тво людей следует. С Ана­ста­сией тоже можно было бы поговорить более жёстко. Права на ребёнка у нас с ней должны быть равными. Раньше у меня и была мысль поговорить с ней пожёстче. Но теперь засомневался в своём первоначальном решении и вот почему. В моём рюкзаке, помимо всего прочего, были письма читателей. Hе все я их взял с собой, потому что писем очень много приходит. Они и в рюкзак все не вместились бы. Во многих письмах читатели с пониманием относятся к Анастасии. Называют её мессией, таёжной феей, Богиней, стихи и песни посвящают. А некоторые с ней как с другом самым близким говорят. Этот поток писем заставлял и меня тратить усилия на осмысливание действий своих и высказываний.

Сидеть на берегу у катера Егорыча мне пришлось часа три. Близился вечер, когда я увидел двух приближающихся ко мне мужчин и внука Егорыча с ними. Первый, пожилой, выглядел лет на шесть­десят, в брезентовом плаще и резино­вых сапогах, с раскрасневшимся лицом, явно подвыпивший, потому что шёл, слегка покачиваясь. Второй, моложе, лет тридцати, крепкого телосложения. Когда они подошли поближе, я увидел: в тёмно-русые волосы молодого сибиряка вплетались седые пряди. Мужчина, который постарше был, приблизившись ко мне, сразу сказал:

— Здорово, путник! К Анастасии собрался? Довезём. Пятьсот тысяч за провоз готовь и две бутылки в придачу.
Мне уже было понятно — я не единственный, кто пытается добраться к Анастасии, потому и плата так высока. Для них я очередной паломник в места проживания Анастасии. Но всё же спросил:

— Почему вы решили, будто бы к какой-то Анастасии мне надо, а не просто в деревню?

— В деревню так в деревню, всё равно пятьсот приготовь. Если нет пятьсот, так и в деревню не повезём.

Егорыч говорил со мной не очень-то дружелюбно.

«Такую большую сумму берут за перевозку, а разговаривают недружелюбно, — подумал я, — с чего бы это?»

Выбора тем не менее не было, и мне пришлось согласиться. Hо Егорыч вместо того, чтобы обрадоваться деньгам и, главное, двум бутылкам водки, за которыми он послал своего младшего напарника, ещё более неприязненно отнёсся ко мне. Сел рядом на камень и бормочет сам себе:

— В деревню… Какую деревню? Шесть домов едва живых — вся деревня. Да никому не нужна эта деревня.

— И часто вам приходится возить гостей к Анастасии? Хороший бизнес ­получается на перевозке? — спросил я Егорыча, чтобы затеять разговор и смягчить его неприязнь. Hо Егорыч ответил с раздражением:

— А кто их звал в гости? Прутся придурками непрошеными. Hичего их не останавливает. Она их приглашала? Приглашала? Hе приглашала она! Одному рассказала про жизнь. Книжку он написал. Ладно. Пиши. А зачем вы­давать место? Мы ж не выдавали. А он один раз встретился — и про жизнь написал её, и место выдал. Даже бабы поняли: не будет ей покоя, если выдавать.

— Вы книжку, значит, читали об Анастасии?

— Книжек я не читаю. Сашка, напарник мой, книжками зачитывается. А тебя мы не сразу в деревню доставим. Далеко. Движок у катера слабоват стал. Дойдём до избушки рыбачьей — там переночуем. Утром Сашка дальше тебя доставит, пока я рыбачить буду.

— Пусть так, — согласился я и подумал: «Хорошо, что не знает Егорыч, что я и есть автор книжки про Анастасию».

Сашка, напарник Егорыча, принёс водку. Потом они уложили в лодку рыболовные снасти, и тут внук Егорыча, Васятка, чуть было не сорвал поездку. Он стал просить у Егорыча денег на новый радиоприёмник.

Я уже шест под антенну притащил, придумал, как его поставить, — говорил Васятка, — и провод для антенны у меня есть. Антенну в приёмник когда включишь, много разных станций ловиться будет.

Скачать во вложении.

Книга 2. Звенящие кедры России скачать

Величайшие духовные наставники, известные человечеству религиозными учениями, философскими и научными изысканиями, не достигают скорости воздействия Анастасии на человеческий потенциал.

Их учения возымели ощутимое проявление в реальной жизни спустя столетия и тысячелетия с момента появления.

Анастасия всего лишь за дни и месяцы каким-то неведомым образом, минуя нравоучения и разные духовные трактаты, воздействует напрямую на чувства и вызывает эмоциональные всплески, творческий подъём, реализующийся в реальных творениях разных людей, мысленно соприкоснувшихся с ней. Мы их можем осязать в виде художественных произведений, вдохновенных порывов к светлому, доброму».

Каким же образом эта одинокая отшельница, находясь одна в глухой сибирской тайге, в одно и то же время словно парит над реальным пространством нашей жизни?

Каким образом через руки других людей она материализует творения? Все они о светлом, о добром, о России, о природе, о любви.

«Она засыплет мир великой поэзией любви. Весенним дождём стихи и песни будут омывать всю нашу Землю от накопившейся на ней грязи.

Скачать во вложении

Книга 1. Анастасия скачать

Звенящий кедр


Весной 1994 года мною были зафрахтованы три речных теплохода, на которых я совершил четырёхмесячную экспедицию по сибирской реке Оби от Новосибирска до Салехарда и обратно. Цель экспедиции — налаживание экономических связей с регионами Крайнего Севера.

Экспедиция называлась «Купеческий караван». Самый большой из теплоходов — пассажирский, «Патрис Лумумба». (В Западно-Сибирском речном пароходстве интересно называются теплоходы: «Мария Ульянова», «Патрис Лумумба», «Михаил Калинин», будто других исторических личностей и не было.) На большом теплоходе «Патрис Лумумба» располагался штаб каравана, выставка продукции, производимой предпринимателями Сибири, магазин.

Каравану предстояло пройти на север три с половиной тысячи километров, посетить как относительно крупные населённые пункты, такие как Томск, Нижневартовск, Ханты-Мансийск, Салехард, так и мелкие, куда добраться с грузом можно лишь в короткий период навигации.

Днём суда каравана причаливали к населённым пунктам. Мы торговали и вели переговоры о налаживании там постоянных экономических связей. Передвигались, как правило, ночью. Если метеоусловия не позволяли нам двигаться по реке, в неблагоприятную погоду штабной теплоход причаливал к ближайшему населённому пункту, и мы устраивали вечера отдыха для местной молодёжи. Там подобные мероприятия — редкость. Клубы и дома культуры за последнее время весьма обветшали. Культмероприятия в них почти не проводятся.

Иногда на протяжении суток хода не встречалось ни одного, даже мелкого, населённого пункта. Лишь одна тайга вдоль берега реки — единственной транспортной артерии на многие километры. Мне тогда ещё было неведомо, что на одном из этих километров ждёт меня встреча, которая изменит всю мою жизнь.

Однажды, когда мы шли уже обратным курсом — на Новосибирск, я распорядился причалить штабной теплоход к берегу у маленькой, всего в несколько домиков, деревушки, на десятки километров удалённой от больших населённых пунктов. Стоянку запланировал на три часа, чтобы команда теплохода могла походить по земле, а местные жители, приобрести у нас разный товар и продукты, а мы у них, по дешёвке, таёжные дикоросы и рыбу. Во время стоянки ко мне, как к руководителю, обратились с весьма странной просьбой два, как я тогда решил, местных старика. Один постарше, другой помоложе. Старший — старик с длинной седой бородой — всё время молчал. Говорил тот, что помоложе. Он уговаривал меня дать им человек пятьдесят (в команде теплохода было всего шестьдесят пять), которых они хотели сами повести в тайгу, за двадцать пять километров от места стоянки теплохода. Повести в глубь тайги для того, чтобы спилить, как они выразились, звенящий кедр. Кедр, высота которого, с его же слов, достигла сорока метров, предлагалось ещё и распилить на части, которые можно будет на руках унести на теплоход. Забрать мы должны были непременно всё. Каждую часть старик советовал распилить на ещё более мелкие кусочки, по одному взять себе, остальные раздать своим близким, знакомым, всем, кто пожелает их получить в дар. Старик говорил, что этот кедр необычный. Кусочек его нужно носить на груди на верёвочке. Причём надевать его нужно стоя босыми ногами на траве, ладонью левой руки прижать к обнажённой груди. Через минуту почувствуется приятное, исходящее от кедра тепло, потом по телу пробежит лёгкая дрожь. Время от времени, когда будет появляться желание, нужно шлифовать кончиками пальцев ту сторону кусочка кедра, которая не прикасается к телу, придерживая большими пальцами рук за другую сторону. Старик уверенно утверждал, что уже через три месяца человек, обладающий кусочком звенящего кедра, почувствует значительное улучшение самочувствия, излечится от многих заболеваний.

— И даже от СПИДа? — спросил я, рассказав им коротко об этой болезни то, что знал из прессы.

Старик уверенно ответил:

— От любых болезней!

Но это, по его мнению, было лёгкой задачей. Главное состояло в том, что человек, обладающий этим кусочком, станет добрее, удачливее, талантливее.

О целебных свойствах нашего сибирского таёжного кедра я немножко знал, но чтобы он мог так влиять на чувства, способности — это тогда казалось мне совсем неправдоподобным. Я подумал: «Может быть, старики хотят получить с меня деньги за этот, как они считают сами, необычный кедр?». И я стал объяснять им, что на «большой земле», чтобы понравиться, женщины носят ювелирные изделия из золота и серебра и за какую-то деревяшку денег платить не будут, потому и я не пойду ни на какие расходы.

— Носят не зная, — последовал ответ. — Золото — прах по сравнению с одним кусочком этого кедра, но денег нам за него никаких не нужно, мы ещё можем грибов сушёных вам дать, а нам ничего не нужно...

Не став спорить из уважения к их старости, я сказал:

— Ну, может быть, кто-то и станет носить кусочек вашего кедра... Станет носить, если великий мастер резьбы приложит свою руку и сотворит нечто необычно красивое...

Но на это старик ответил:

— Можно вырезать, но лучше шлифовать. Намного лучше будет, если самому шлифовать, своими пальцами, когда душа того будет хотеть, тогда кедр и внешне будет красивым.

При этом старик помоложе торопливо расстегнул свою старенькую куртку, потом рубашку и показал то, что было у него на груди. Я увидел выпуклый круг или овал. Цвета на нём были разные — фиолетовый, малиновый, рыжеватый — и составляли непонятный рисунок, прожилки дерева казались ручейками. Я не ценитель произведений искусства, хотя бывать иногда в картинных галереях мне приходилось. Особенных эмоций мировые шедевры у меня не вызывали, но то, что висело на груди у этого старика, вызвало чувств и эмоций значительно больше, чем посещение Третьяковской галереи. Я спросил у старика:

— Сколько же лет вы шлифовали свой кусочек кедра?

— Девяносто три, — ответил старик.

— А сколько вам лет?

— Сто девятнадцать.

Тогда я не поверил ответу. Выглядел старик лет на семьдесят пять. Не почувствовав моих сомнений или не обратив на них внимания, старик, немного волнуясь, стал убеждать меня в том, что и у других он, кусочек кедра, отшлифованный только самим человеком, тоже будет красивым уже через три года. Потом всё лучше и лучше, особенно у женщин. От тела его обладателя будет исходить приятный, благодатный аромат, несравнимый ни с чем, искусственно сотворённым человеком!

От стариков действительно исходил очень приятный запах, я ощутил его, несмотря на то, что курю и, наверное, как у всех курильщиков, моё обоняние притуплено.

И ещё одна странность...

Я вдруг стал отмечать в речи незнакомцев фразы, не свойственные жителям отдалённой глубинки севера. Отдельные помню и сейчас, даже с интонациями. Старик говорил:

— Бог создал кедр как накопитель энергий Космоса...

От человека в состоянии любви исходит излучение. За доли секунды оно, отразившись от проплывающих над человеком планет, снова достигает Земли и даёт жизнь всему живому...

Солнце — одна из планет, которая отражает далеко не полный спектр этого излучения...

В Космос уходит от человека только светлое излучение. И из Космоса на Землю возвращается только благодатное излучение...

От человека, пребывающего под влиянием злобных чувств, исходит тёмное излучение. Тёмное излучение не может подниматься вверх и попадает в глубь Земли. Отразившись от недр, оно возвращается на поверхность в виде извержений вулканов, землетрясений, войн...

Высшим достижением отражённого чёрного излучения является влияние на человека лучей, усиливающих непосредственно в нём его собственные злобные чувства...

Кедр живёт пятьсот пятьдесят лет. Миллионами своих иголок-листьев и днём и ночью он улавливает и накапливает в себе светлую энергию, весь спектр её. За время жизни кедра над ним проходят все тела, отражающие светлую энергию...

Даже в маленьком кусочке кедра благодатной для человека энергии больше, чем у всех рукотворных энергетических установок на Земле вместе взятых.

Кедр принимает исходящую через Космос от человека энергию, хранит и в нужный момент отдаёт. Отдаёт, когда её недостаточно в Космосе, а значит, в человеке, во всём живущем и растущем на Земле...

Встречаются, но очень редко, кедры, которые накапливают, но не отдают обратно накопленную энергию. Через пятьсот лет своей жизни они начинают звенеть. Так они говорят своим тихим звоном, так они подают знак, чтобы взяли их люди, спилили для использования накопленной энергии на Земле. Так кедр просит своим звоном... Три года просит... Если не соприкоснётся с живыми людьми, тогда через три года он, лишённый возможности отдавать накопленное через Космос, теряет возможность отдавать её непосредственно человеку. Тогда он начинает сжигать энергию в себе. Этот его мучительный процесс сжигания-умирания длится двадцать семь лет...

Недавно мы обнаружили такой кедр. Мы определили: он звенит уже два года. Тихо звенит. Очень тихо. Может быть, старается на большее время свою просьбу растянуть, но ему остался ещё только один год. Его нужно спилить и раздать людям...

Старик говорил долго, и я почему-то слушал его. Голос странного старого сибиряка звучал то со спокойной уверенностью, то очень взволнованно, и когда он волновался, то быстро, словно легко играя на каком-то музыкальном инструменте, шлифовал кончиками пальцев свой кусочек кедра.

На берегу было холодно, с реки дул осенний ветер. Холодный ветер рывками перебирал седые волосы на непокрытых головах старцев, но старенькая куртка и рубашка говорившего старика оставались расстегнутыми. Он всё шлифовал кончиками пальцев свой, висевший на открытой ветру груди, кусочек кедра. Всё значимость его пытался пояснять.

С теплохода на берег спустилась сотрудница моей фирмы Лидия Петровна. Она сказала, что на теплоходе все уже собрались, готовы к отплытию и ждут, когда я закончу разговор. Я попрощался со стариками и быстро поднялся на борт теплохода. Выполнить их просьбу не мог по двум причинам: задержка теплохода, да ещё на трое суток, обернулась бы большим убытком. Всё, сказанное старцами, причислил я тогда к их излишнему суеверию.

На следующий день утром, во время планёрки, я вдруг увидел, что Лидия Петровна теребит у себя на груди кусочек кедра. Уже позже она рассказала мне, что, когда я поднялся на теплоход, она ещё немного задержалась. Видела, как старик, который разговаривал со мной, когда я стал быстро уходить от них, в растерянности смотрел то мне вслед, то на своего старшего товарища и приговаривал взволнованно:

— Как же так? Почему не осознали они? Совсем не умею говорить на их языке... Не смог убедить... Не смог! Не получилось у меня ничего! Ничего не получилось... Почему? Отец, скажи.

Старший положил руку на плечо своему сыну и ответил ему:

— Неубедителен ты был, сынок. Не осознали они.

— Когда я уже поднималась по трапу на теплоход, — продолжала Лидия Петровна, — старик, который с тобой разговаривал, вдруг подбежал ко мне, схватил за руку, свёл с трапа на траву.

Он торопливо достал из кармана верёвочку, к которой был привязан вот этот кусочек кедрового дерева, надел мне на шею, прижал его моей и своей ладонью к груди. Я даже дрожь в теле почувствовала. Как-то быстро очень он всё это проделал, я и сказать ничего ему не успела. Когда я уходила, он вслед приговаривал: «Счастливого вам пути! Будьте счастливы! Приходите сюда, пожалуйста, на следующий год! Всего хорошего, люди. Мы будем вас ждать! Счастливого вам пути!».

Когда теплоход отчалил, старик ещё долго махал вслед рукой, потом вдруг сел на траву. Я посмотрела на них в бинокль. Увидела: старик, который с тобой разговаривал, а потом дал мне кусочек кедра, сидел на траве, а плечи его вздрагивали... Тот, который постарше, с длинной бородой, наклонившись, гладил его по голове.

* * *

В коммерческих заботах, бухгалтерских расчётах, банкетах по поводу окончания навигации я не вспоминал о странных старцах-сибиряках.

При возвращении теплохода в Новосибирск я почувствовал острые боли. Был установлен диагноз — язва двенадцатиперстной кишки и остеохондроз грудной области позвоночника.

В тишине комфортной больничной палаты я был ограждён от повседневной суеты. Палата-люкс на одного человека давала возможность спокойно проанализировать результаты четырёхмесячной экспедиции, составить бизнес-план для будущей. Но память как бы отдаляла все события и почему-то выдвигала на первый план стариков и сказанное ими.

По моей просьбе в больницу доставлялась всевозможная литература о кедре. Сопоставляя прочитанное с услышанным, я всё больше и больше поражался и начинал верить в сказанное стариками. Какая-то правда всё же была в их словах, а может быть, правдой было всё?!

В книгах по народной медицине много говорится о целебности кедра. Там сказано, что всё, начиная от его листьев-иголочек до коры, обладает высокоэффективными лечебными свойствами. Древесина сибирского кедра имеет красивый вид, и её могут с успехом использовать мастера художественной резьбы по дереву, из неё изготавливают мебель и резонансные доски для музыкальных инструментов. Хвоя кедра обладает высокой фитонцидностью, способностью легко обеззараживать окружающий воздух. Древесина кедра имеет характерный, очень приятный бальзамический запах. Помещённый в доме небольшой кусочек кедрового дерева отпугивает моль.

В научно-популярной литературе также указывается на то, что качественные показатели кедра, растущего в северных районах, значительно выше, чем в более южных.

Ещё в 1792 году академик П. С. Паллас писал, что плоды сибирского кедра эффективно восстанавливают мужскую силу и возвращают человеку молодость, значительно увеличивают сопротивляемость организма, помогают ему противостоять многим заболеваниям.

Существует и целый ряд исторических феноменов, напрямую или косвенно связанных с кедром. Вот один из них.

Полуграмотный мужик Григорий Распутин из глухой сибирской деревни, края, где растёт сибирский кедр, в 1907 году попавший в столицу в возрасте пятидесяти лет и поразивший своими предсказаниями даже императорскую семью, в которую он оказался вхож, обладал незаурядной мужской силой. Когда Григория Распутина убивали, были поражены тем, что уже будучи изрешечённым пулями он продолжал жить. Может быть, дело в том, что вырос он в кедровом краю на кедровых орехах?

Вот как журналисты того времени оценивали его выносливость:

«В возрасте пятидесяти лет он мог начать оргию с полудня, продолжая свой кутёж до четырёх часов ночи; от блуда и пьянства он заезжал прямо в церковь к заутрене, где простаивал в молитве до восьми утра, затем дома, отпившись чаем, Гришка как ни в чём не бывало до двух часов дня принимал посетителей, потом набирал дам и шёл с ними в баню, а из бани катил в загородный ресторан, где повторял ночь предыдущую — никакой нормальный человек не смог бы вынести подобного режима».

Нынешний многократный чемпион мира и Олимпийских игр по борьбе Александр Карелин, остающийся до сих пор непобедимым, тоже сибиряк, тоже из мест, где произрастает сибирский кедр. Силач тоже ест кедровые орехи. Случайно ли это?

Я привожу только те факты, с которыми можно легко ознакомиться в научно-популярной литературе или которые могут подтвердить свидетели. Одним из таких свидетелей теперь является Лидия Петровна, которая получила от старого сибиряка кусочек звенящего кедра. Женщина в возрасте тридцати шести лет, замужем, мать двоих детей. Сотрудники фирмы, контактирующие с ней, заметили происшедшие изменения. Она стала более доброжелательной, улыбчивой. Муж Лидии Петровны, с которым я знаком, рассказывал мне, что в их семье в настоящее время установилось большее взаимопонимание и отметил, что его жена как бы помолодела и стала вызывать в нём больше чувств, уважения и, может даже, любовь.

И всё же многочисленные факты и доказательства меркнут перед самым главным, с которым и вы можете ознакомиться сами и после которого во мне не осталось ни тени сомнения, — это Библия. В Ветхом Завете в третьей книге Моисея (Левит 14,4) Бог учит, как лечить людей, даже обеззараживать жилища с помощью... КЕДРА!!!

Когда я сопоставлял собранные мной из разных источников факты, сведения, вырисовывалась такая картина, что известные нам чудеса света померкли перед ней. Великие тайны, будоражащие умы человеческие, стали казаться незначительными в сравнении с таинством звенящего кедра. Теперь я уже не мог сомневаться в его существовании. Научно-популярная литература, древневедическая — развеяли сомнения.

О кедре сорок два раза упоминается в Библии, ещё в Ветхом Завете. Ветхозаветный Моисей, явивший человечеству каменные скрижали, вероятно, знал о нём больше, чем написано в Ветхом Завете.

Мы привыкли к тому, что в природе существуют разные растения, способные лечить человеческие недуги. Лечебные свойства кедра подтверждает научно-популярная литература, такие серьёзные и авторитетные исследователи, как академик П. С. Паллас, и это совпадает со сказанным в Ветхом Завете.

А теперь, внимание!

Ветхий Завет, указывая на кедр, только на кедр, не упоминает о других деревьях. Не говорит ли Ветхий Завет о том, что кедр — самое сильное лечебное средство из всего, что существует в природе? Что это? Лекарственный комплекс? Но как им пользоваться? И почему странные эти старики из всех кедров выделяли один звенящий кедр?

Но это ещё не всё. О неизмеримо более загадочном говорит следующий сюжет Ветхого Завета: Царь Соломон построил из кедра храм. Чтобы доставить кедр из Ливана, он отдал за него другому царю — Херону — двадцать городов своего царства. Невероятно! Отдано за какой-то материал для строительства двадцать го-родов! Правда, ему была оказана ещё одна услуга. По просьбе царя Соломона ему были даны люди «...умеющие рубить дерева».

Что это за люди? Что они знали?

Я слышал, что и сейчас в отдалённых глубинках есть старики, которые как-то выбирают деревья для строительства. Но тогда, более двух тысяч лет назад, все могли это знать. Однако потребовались какие-то особые люди. Храм был построен. В нём началась служба и... «не могли священники стоять на служении по причине облака».

Что это за облако? Как и откуда вошло оно в храм? Что представляло собой? Энергию? Дух? Что это было за явление, и какова его взаимосвязь с кедром?

Старики говорили о звенящем кедре как о накопителе какой-то энергии.

Какой кедр сильнее: ливанский или сибирский?

Академик Паллас говорил, что целебные свойства возрастают по мере приближения произрастания к границе с лесотундрой. Тогда, значит, сильнее сибирский.

В Библии говорится: «...по плодам их судите». Значит, снова сибирский!

Неужели никто не обращал внимания на всё это?

Не сопоставлял такие факты?

Ветхозаветная Библия, наука прошлого столетия и современная — едины во мнении о кедре.

И Елена Ивановна Рерих в своей книге «Живая этика» пишет: «Ещё в ритуалах посвящения царей древнего Хорасана появлялась чаша кедровой смолы. У друидов также чаша кедровой смолы, и она называлась Чашей Жизни. И лишь позже она была заменена кровью — при потере сознания Духа. Огонь Зороастра произошёл от сожжения смолы в чаше».

Так что же тогда из всех знаний наших предков о кедре, его свойствах и предназначении дошло и сохранилось до наших дней?

Неужели ничего?

Что знают о нём сибирские старцы?

И вдруг в памяти всплыла ситуация многолетней давности, от которой даже мурашки по телу пробежали. Тогда я не придал ей значения, но теперь...

В начале перестройки мне, как президенту ассоциации предпринимателей Сибири, позвонили из Новосибирского облисполкома (тогда ещё были у нас исполкомы и обкомы партии), попросили прийти на встречу с крупным западным бизнесменом. Он имел рекомендательное письмо тогдашнего правительства. На встрече присутствовало несколько предпринимателей, работники аппарата облисполкома.

Западный бизнесмен по внешности был весьма «крутым» и необычным человеком восточного типа. На его голове была надета чалма, пальцы рук украшали дорогие перстни.

Говорили, как обычно, о возможностях сотрудничества в разных областях. Среди прочего он сказал: «Мы могли бы закупать у вас кедровый орех». При этих словах он даже как-то напрягся, и его острые глаза забегали, изучая, наверное, реакцию присутствующих предпринимателей. Я это хорошо запомнил, потому что ещё тогда удивился — почему это он так изменился?

После официальной встречи ко мне подошла сопровождавшая его переводчица-москвичка. Сказала, что он хочет со мной поговорить.

Бизнесмен конфиденциально предложил: если я организую ему поставки кедрового ореха, и непременно свежего, то помимо официальной цены буду иметь приличный процент лично.

Поставлять орех нужно было в Турцию. Там они делают какое-то масло. Я ответил, что подумаю.

Сам решил разузнать, что это за масло. И выяснил...

На лондонской бирже, являющейся эталоном мировых цен, масло кедрового ореха стоит... до пятисот долларов за один килограмм! Поставки нам предлагалось делать примерно по два-три доллара за один килограмм кедрового ореха.

Я позвонил в Варшаву одному из знакомых предпринимателей, попросил его узнать, есть ли возможность выйти напрямую на потребителей этого продукта, уз-нать технологию его получения?

Через месяц он мне ответил: «Выход невозможен. Технологию заполучить не удалось. И вообще, в этих твоих вопросах задействованы такие силы Запада, что лучше его вообще не касаться и забыть».

Тогда я обратился к своему хорошему знакомому, научному сотруднику нашего Новосибирского института потребкооперации, Константину Ракунову. Закупил орех, профинансировал работу. И в лабораториях этого института было произведено около ста килограммов масла кедрового ореха.

Также я нанял людей, которые в архивных документах обнаружили следующее.

В дореволюционный период и ещё некоторое время после революции в Сибири существовала организация под названием «Сибирский кооператор». Люди этой организации торговали маслом, в том числе и маслом кедрового ореха. Их довольно богатые представительства были в Харбине, Лондоне, Нью-Йорке. Имели они достаточно большие деньги в западных банках. После революции эта организация распалась, многие из её членов эмигрировали.

Член большевистского правительства Красин встречался с главой этой организации, предлагал ему вернуться в Россию. Но глава «Сибирского кооператора» ответил, что он больше поможет России, находясь за её пределами.

Ещё в архивных материалах говорилось, что кедровое масло делалось с помощью деревянных прессов (только деревянных!) во многих сибирских таёжных деревнях. Высокое качество кедрового масла зависело от времени сбора и переработки ореха. Установить, что это за время, ни в архивах, ни в институте не удалось. Секрет утерян. Свойства масла по целебности аналогов не имеют. Но не передан ли секрет изготовления этого масла эмигрировавшими кому-то на Западе? Как объяснить, что самый целебный кедровый орех произрастает в Сибири, а установка, производящая масло, находится в Турции? Ведь в Турции кедр, такой как в Сибири, во-обще не растёт.

О каких силах Запада говорил предприниматель из Варшавы? Почему нельзя касаться этого вопроса? Не «качают» ли эти силы из нашей российской сибирской тайги целебный продукт необыкновенного свойства? Почему, имея такое богатство у себя дома, с очень эффективными свойствами, подтверждёнными веками, тысячелетиями, мы закупаем на миллионы, а может, и миллиарды долларов западные лекарства и жрём их, как полоумные? Почему мы теряем известные нашим предкам знания? Недавним предкам, которые жили в нашем же веке!

Что уж тут говорить о Библии, описывающей необычную ситуацию более чем двухтысячелетней давности? Какие неведомые силы так старательно пытаются стереть из нашей памяти знания наших предков? Да ещё не лезь, мол, вроде как не в своё дело. Стараются стереть... И ведь получается у них! Что-то злость меня разобрала. А тут ещё смотрю, продаётся в аптеке кедровое масло, в импортной упаковке продается. Купил я один тридцатиграммовый флакончик, попробовал, а в нём масла, думаю, не больше двух капель, остальное — разбавитель какой-то. Его и сравнивать нельзя с тем, что в институте потребкооперации мы изготовили. А стоили эти разбавленные две капли пятьдесят тысяч! А если не покупать за рубежом, а самим продавать?! Да только за счёт одного этого масла вся Сибирь безбедно могла бы жить! И как мы умудрились забыть технологию наших предков?! А теперь вот хнычем, что живём бедно... Ну думаю, ладно, всё равно хоть что-нибудь ещё разыщу. Налажу производство масла сам, пусть фирма моя богатеет.

Я решил повторить экспедицию по Оби — на север, используя при этом только штабной теплоход «Патрис Лумумба». Загрузил в трюмы разного товара, кинозал теплохода приспособил под магазин. Людей на работу пришлось набрать новых. Из фирмы своей не стал приглашать. И так финансовые дела ухудшились, пока я отвлекался. Через две недели после выхода из Новосибирска охрана доложила мне, что ими были подслушаны разговоры о звенящем кедре. И по их мнению, среди принятых новичков есть, мягко говоря, «странные люди». Я стал вызывать к себе отдельных людей из команды, говорить с ними о предстоящем походе в тайгу. Одни соглашались идти даже бесплатно. Другие просили большие суммы за операцию, потому что она не была оговорена при поступлении на работу, и одно дело — находиться в комфортных условиях на теплоходе, а другое — идти в тайгу за двадцать пять километров и тащить на себе груз. Средств у меня к тому времени было уже в обрез. Кедр я не планировал продавать. Ведь старики говорили, что его нужно раздать. Да и главным я считал не сам кедр, а секрет получения масла. И вообще интересно было узнать разную информацию, с ним связанную.

Постепенно с помощью охраны я убедился, что за мной пытаются следить, особенно когда на берег сходил. Но неясно было, с какой целью. И кто стоит за следящими? Думал, думал я, как быть, и решил: чтобы не ошибиться, надо как-то вообще всех сразу перехитрить.

Скачать во вложении

  • 1
Subscribe to Последние Новости