Боевые отравляющие вещества, похороненные на дне Чёрного моря в любой момент могут всплыть на поверхность

Последние 40 лет в Севастопольской Казачьей бухте происходил ряд необычных явлений: массовые заморы рыбы, частые выбросы на берег дельфинов, хотя никаких вредных стоков в бухту нет, за исключением канализационного коллектора. Причина этих необычных явлений выяснилась несколько лет назад, когда появились неопубликованные мемуары участника обороны Севастополя, капитана 1 ранга в отставке Николая Титовича Рыбалко, в годы Великой Отечественной войны - флагманского химика Черноморского флота.

Из них, в частности, выяснился такой, ранее неизвестный, факт истории Великой Отечественной войны. Когда в конце октября 1941 года войска 11-й немецкой армии осадили Севастополь, то в нем как в главной базе Черноморского флота хранилось значительной количество химических боеприпасов, главным образом, в виде бомб и контейнеров с ипритом и люизитом, принадлежавших военно-воздушным силам Черноморского флота.

По непонятным причинам они не были эвакуированы из осажденного города и пролежали все 8 месяцев обороны Севастополя на специальном складе, в штольнях, пробитых в склонах Юхариной балки, на одном из аэродромов морской авиации.

Когда в разгар третьего немецкого штурма Севастополя, к началу двадцатых чисел июня 1942 года неизбежность падения города стала очевидной, то флагманский химик, понимая, что его ждет, если химические боеприпасы Черноморского флота окажутся в руках немцев, с помощью бригадного комиссара Кулакова – члена Военного Совета Черноморского флота, добился от командующего флотом вице-адмирала Октябрьского конкретного распоряжения по поводу дальнейшей судьбы химического оружия Черноморского флота.

В период с 27 по 29 июня 1942 года колонна грузовиков курсировала между аэродромом в Юхариной балке и Казачьей бухтой, где боеприпасы грузились на шхуну «Папанинец». Приняв очередную партию груза, она выходила из бухты в открытое море на расстояние от нескольких сот метров до километра и, сбросив груз в море, возвращалась и принимала на борт очередную партию прямо из кузовов грузовиков, подходивших на причал к ее борту.

Операция завершилась 29 июня 1942 года, а на следующий день 30 июня, в полдень немецкие войска захватили центральную часть города. Вечером того же дня командование Черноморским флотом и Приморской Армии стали эвакуироваться авиацией и подводными лодками с мыса Херсонес, прилегающего к Казачьей бухте. На следующий день, 1 июля сюда из города отступили остатки Приморской Армии и береговых частей Черноморского флота, где они еще около 10 дней вели последние ожесточенные бои за Севастополь.

О химическом оружии, предположительно покоящемся на дне Черного моря, в официальных кругах Советского Союза предпочитали не вспоминать. Более 50 лет эта тайна хранилась за семью печатями, и за любое упоминание о ней можно было жестоко поплатиться. Впервые о захоронении боевых отравляющих веществ (БОВ) в Черном море поведали в 1995 году российские «Известия».

В большой статье рассказывалось о подозрительных бочках довоенного производства под маркой Л-100, которые украинские рыбаки стали вылавливать после того, как обзавелись донными тралами (ныне они запрещены, поскольку превращают дно в «мертвую зону»). Эти бочки попадали в сети рыбаков, которые ловили рыбу в 70-е годы. Подняв на борт бочку, источающую неприятный запах, из щелей которой сочилась маслянистая жидкость грязно-желтого или коричневого цвета, рыбаки чаще всего выбрасывали их за борт, но иногда привозили в порт и сдавали военным. В 80-е годы на траверзе Казачьей бухты в Севастополе водолазы нашли бочку типа Л100 и вытащили ее на берег. Когда ее вскрыли, то обнаружили маслянистую жидкость, пахнущую геранью. Лабораторный анализ показал, что это люизит (отравляющее вещество общеядовитого, раздражающего и кожно-нарывного действия).

На картах морских акваторий, изданных в 60-е годы, на траверзе Казачьей бухты два места обведены кружками. Одно обозначено как «Свалка взрывчатых веществ», другое — «Нечистый грунт». Рыбаки эти места обходят стороной, и никто не знает, что находится на дне моря. Около 20 лет назад военные провели анализ водорослей, растущих в Казачьей бухте, и выявили превышение содержания мышьяка в них в 100 раз. Учитывая тот факт, что старые боевые отравляющие вещества производились с участием именно этого элемента, это наводит на серьезные размышления.

Профильно-экологическое предприятие «Ситалл» выиграло тендер на экспертное обследование прибрежной акватории Крыма. Цель - обнаружить все затонувшие в 1941-1942 гг. корабли и определить, насколько опасны боеприпасы, оказавшиеся на глубине. Сотрудники этой фирмы приступили к работе и были шокированы обнаруженным. Буквально в нескольких сотнях метров от береговой линии бухты Казачьей затоплены свыше тысячи контейнеров с боевыми отравляющими веществами - ипритом и люизитом! Если при шторме они развалятся - содержимое выбросит на берег, начнется испарение смертельных ядов, которые убивают все живое в радиусе 20 км.

Вот, что сказал в интервью Геннадий Рубцов, директор экологического предприятия «Ситалл»: «Предельно допустимые, максимальные гарантийные сроки целостности самих контейнеров закончились. Наши специалисты предполагают естественный разлом емкостей. Значит, отрава начнет попадать непосредственно в воду. Если брать во внимание глубину и районы, в которых контейнеры затоплены, все выглядит очень серьезно».

При вдыхании паров или аэрозоля люизита в первую очередь поражаются верхние дыхательные пути, что проявляется после короткого периода скрытого действия в виде кашля, чихания, выделений из носа. При легких отравлениях эти явления исчезают через несколько суток. Тяжелые отравления сопровождаются тошнотой, головными болями, потерей голоса, рвотой, общим недомоганием.

По официальной версии, язвы на коже проявлялись из-за небывало теплой морской воды, где развивались болезнетворные микроорганизмы.
Еще одна сегодняшняя странность – в местных водах зафиксировано резкое падение вылова ведущей промысловой рыбы - пиленгаса. Вкусная, мясистая и относительно недорогая рыба пользуется очень большим спросом на рынке. Но рыбохозяйства смогли добыть лишь четвертую часть от разрешенных объемов. Провал осенней путины-2010 тоже пытаются объяснить «высокой температурой воды в море».

Вот как прокомментировали эту новость в отделе радиационной и химической биологии Института южных морей: «В свое время существовало мнение, что Черное море – это закрытый водоем. США предлагали сбрасывать туда радиоактивные отходы. Но в 50-60-е годы советские ученые, такие как профессор Водяницкий и другие провели исследования и доказали, что в Черном море существует циклический водообмен с разными слоями. То, что находится на дне рано или поздно может оказаться на поверхности. Чтобы оценить уровень опасности химического оружия, которое лежит на дне моря, нужно срочно провести экологическую экспертизу».