Экопоселения

Лесосад спасёт от голода и бедности

Омар Ндао, как и многие коренные жители и фермеры Сенегала, знает из своего горького опыта, что современный, принятый в Сенегале способ хозяйствования на земле ведёт их к гибели...

Омар Ндао, как и многие коренные жители и фермеры Сенегала, знает из своего горького опыта, что современный, принятый в Сенегале способ хозяйствования на земле ведёт их к гибели...

Сенегальские фермеры традиционно выращивали арахис, сорго, просо и кукурузу, используя метод монокультурных посадок и подсечно-огневого земледелия. Деревья же было принято отдавать на корм скоту. И так бедные почвы превращались в безжизненный песок. Молодежь уезжала из страны, а голод стал ежедневной реальностью.

Однако активные местные жители и фермеры, осознавшие экологическую катастрофу, при поддержке организации «Trees for the Future» (Деревья во имя будущего), стали создавать продуктивные лесосады. Организация «Trees for the Future» занимается изучением климатических и природных особенностей, а также продовольственных и экономических потребностей местных жителей, на основании чего составляет устойчивый план развития той или иной территории, привнося на неё передовые эффективные пермакультурные технологии и обучая им местных жителей. Центром всех хозяйств являются деревья, ведь они – основа жизни.

В результате такого прорыва не только продовольственное обеспечение, но и все сферы жизни населения стали улучшаться. «Trees for the Future» на сегодняшний день консультирует и занимается сопровождением порядка 3000 фермеров в Сенегале. Лесосадовое хозяйство решает проблему голода, опустынивания, а главное – люди остаются на своей земле, вместо того, чтобы становиться беженцами

Засекреченная тайна о Русском народе!

Научные данные, приведённые ниже, являются страшной тайной.

Научные данные, приведённые ниже, являются страшной тайной. Формально эти данные не засекречены, поскольку получены американскими учёными вне сферы оборонных исследований, и даже кое-где опубликованы, но организованный вокруг них заговор молчания является беспрецедентным.

Что же это за ужасная тайна, упоминание о которой является всемирным табу? Это – тайна происхождения и исторического пути русского народа.

Родство по отцу.
Почему информацию скрывают – об этом позже. Сначала – кратко о сути открытия американских генетиков.
В ДНК человека 46 хромосом, половину он наследует от отца, половину – от матери. Из 23 хромосом, полученных от отца, в одной-единственной – мужской Y-хромосоме – содержится набор нуклеотидов, который передается из поколения в поколение без каких-либо изменений в течение тысячелетий. Генетики называют этот набор гаплогруппой. У каждого живущего сейчас мужчины в ДНК находится точно та же гаплогруппа, что у его отца, деда, прадеда, прапрадеда и т. д. во множестве поколений.
Так, американские ученые выяснили, что одна такая мутация произошла 4500 лет назад на Среднерусской равнине. Родился мальчик с несколько иной, чем у его отца, гаплогруппой, которой они присвоили генетическую классификацию R1a1. Отцовская R1a мутировала, и возникла новая R1a1.

Мутация оказалась очень жизнеспособной. Род R1a1, которому положил начало этот самый мальчик, выжил, в отличие от миллионов других родов, исчезнувших, когда пресеклись их генеалогические линии, и расплодился на огромном пространстве. В настоящее время обладатели гаплогруппы R1a1 составляют 70% всего мужского населения России, Украины и Белоруссии, а в старинных русских городах и селениях – до 80%. R1a1 является биологическим маркером русского этноса. Этот набор нуклеотидов и есть «русскость» с точки зрения генетики.

Таким образом, русский народ в генетически современном виде появился на свет на европейской части нынешней России около 4500 лет тому назад. Мальчик с мутацией R1a1 стал прямым предком всех живущих сейчас на земле мужчин, в ДНК которых присутствует эта гаплогруппа. Все они – его биологические или, как говорили раньше, кровные потомки и между собой – кровные родственники, в совокупности составляющие единый народ – русский.
Поняв это, американские генетики, с присущим всем эмигрантам энтузиазмом в вопросах происхождения, принялись бродить по миру, брать у людей анализы и искать биологические «корни», свои и чужие. То, что у них получилось, представляет для нас огромный интерес, поскольку проливает истинный свет на исторические пути нашего русского народа и разрушает многие устоявшиеся мифы.

Сейчас мужчины русского рода R1a1 составляют 16% всего мужского населения Индии, а в высших кастах их почти половина – 47%
Наши предки мигрировали из этнического очага не только на восток (на Урал) и на юг (в Индию и Иран), но и на запад – туда, где сейчас располагаются европейские страны. На западном направлении статистика у генетиков имеется полная: в Польше обладатели русской (арийской) гаплогруппы R1a1 составляют 57% мужского населения, в Латвии, Литве, Чехии и Словакии – 40%, в Германии, Норвегии и Швеции – 18%, в Болгарии – 12%, а в Англии – меньше всего (3 .
Расселение русских-ариев на восток, юг и запад (дальше на север идти было просто некуда; и так, согласно индийским Ведам, до прихода в Индию они жили рядом с полярным кругом) стало биологической предпосылкой формирования особой языковой группы – индоевропейской. Это – почти все европейские языки, некоторые языки современных Ирана и Индии и, конечно, русский язык и древний санскрит, наиболее близкие друг другу по очевидной причине: во времени (санскрит) и в пространстве (русский язык) они стоят рядом с первоисточником – арийским праязыком, из которого и выросли все другие индоевропейские языки.

«Оспорить невозможно. Нужно замолчать»
Сказанное выше – неопровержимые естественнонаучные факты, к тому же добытые независимыми американскими учеными. Оспаривать их – все равно что не соглашаться с результатами анализа крови в поликлинике. Их и не оспаривают. Их просто замалчивают. Замалчивают дружно и упорно, замалчивают, можно сказать, тотально. И на то есть свои причины.
Например, придется переосмыслить все, что известно о татаро-монгольском нашествии на Русь. Вооруженное завоевание народов и земель всегда и повсюду сопровождалось в то время массовым изнасилованием местных женщин. В крови мужской части русского населения должны были остаться следы в виде монгольских и тюркских гаплогрупп. Но их нет! Сплошная R1a1 – и больше ничего, чистота крови поразительная. Значит, и Орда, пришедшая на Русь, была вовсе не тем, что о ней принято думать: монголы там если и присутствовали, то в статистически незначительном количестве, а кого называли «татарами», вообще непонятно. Ну кто из ученых станет опровергать научные устои, подкрепленные горами литературы и великими авторитетами?!
Вторая причина, несопоставимо более весомая, относится к сфере геополитики. История человеческой цивилизации предстает в новом и совершенно неожиданном свете, и это не может не иметь серьезных политических последствий.
В течение всей новой истории столпы европейской научной и политической мысли исходили из представления о русских как о варварах, недавно слезших с елок, от природы отсталых и неспособных к созидательному труду. И вдруг оказывается, что русские – это и есть те самые арии, которые оказали определяющее влияние на формирование великих цивилизаций в Индии, Иране и в самой Европе! Что именно русским европейцы обязаны очень многим в их благополучной жизни, начиная с языков, на которых они говорят. Что неслучайно в новейшей истории треть самых важных открытий и изобретений принадлежит этническим русским в самой России и за рубежом. Что русский народ неслучайно смог отразить вторжения объединенных сил континентальной Европы под предводительством Наполеона, а затем – Гитлера. И т. д.

Великая историческая традиция.
Неслучайно, потому, что за всем этим стоит великая историческая традиция, основательно забытая за многие века, но остающаяся в коллективном подсознании русского народа и проявляющаяся всякий раз, когда нация сталкивается с новыми вызовами. Проявляющаяся с железной неизбежностью в силу того, что она произросла на материальной, биологической основе в виде русской крови, которая остается неизменной в течение четырех с половиной тысячелетий.
Западным политикам и идеологам есть над чем подумать, чтобы сделать политику в отношении России более адекватной в свете открытых генетиками исторических обстоятельств. Но думать и что-либо менять им не хочется, отсюда – и заговор молчания вокруг русско-арийской темы.

Крушение мифа о русском народе.
Крушение мифа о русском народе как об этнической смеси автоматически разрушает другой миф – миф о многонациональности России. До сих пор этнодемографическую структуру нашей страны пытались представить как винегрет из русской «смеси не поймешь чего» и множества коренных народов и пришлых диаспор. При такой структуре все ее компоненты примерно равновелики, поэтому Россия якобы является «многонациональной».

Но генетические исследования дают совсем другую картину. Если верить американцам (а поводов им не верить нет: ученые они авторитетные, репутацией дорожат, да и врать – таким-то прорусским образом – у них причин никаких нет), то получается, что 70% всего мужского населения России составляют чистокровные русские. По данным предпоследней переписи (результаты последней пока неизвестны), к русским себя относят 80% опрошенных, т.е. на 10% больше – это обрусевшие представители других народов (именно у этих 10%, если «поскребти», найдешь нерусские корни). И 20% приходится на остальные 170 с лишним народов, народностей и племен, проживающих на территории Российской Федерации. Итого: Россия есть страна мононациональная, хотя и полиэтническая, с подавляющим демографическим большинством природных русских. Именно здесь начинает работать логика Яна Гуса.

Об отсталости.
Далее – об отсталости. К этому мифу основательно приложили руку церковники: мол, до крещения Руси люди на ней жили в полной дикости. Ничего себе «дикость»! Освоили полмира, построили великие цивилизации, научили аборигенов своему языку, причем все это задолго до Рождества Христова… Не вяжется, никак не вяжется реальная история с ее церковной версией. Есть в русском народе нечто изначальное, природное, к религиозной жизни не сводимое.
На северо-востоке Европы, помимо русских, жили, и сейчас живут, многие народы, но никто из них не создал ничего даже отдаленно похожего на великую русскую цивилизацию. То же самое относится и к другим местам цивилизационной активности русских-ариев в древности. Природные условия везде разные, и этническое окружение разное, поэтому и построенные нашими предками цивилизации не одинаковы, но есть нечто для всех них общее: они великие по исторической шкале ценностей и намного превосходят достижения соседей

Ценностью в поселении являются люди. Volodar Ivanov

Ценность поселения это не плодородные сады, стриженные газоны, магистральный газ и пешеходные дорожки. Что толку в детских площадках, если мамочки на них курят?

Ценность поселения это не плодородные сады, стриженные газоны, магистральный газ и пешеходные дорожки. Что толку в детских площадках, если мамочки на них курят? Какой смысл в ландшафтном дизайне, если на нём распивают спиртное? Зачем нужна рубленная баня с шикарной русской печью, если в ней блудят? Ценностью в поселении являются люди. Люди имеющие нравственный стержень, твёрдую философию. Причём не важно в какой конфессии. Важны принципы – Не убей, не прелюбодействуй, не укради... Важно их соблюдение в повседневной жизни, а не пафосная декларация. Если не убей – значит не убей. Никаких абортов и убийства животных. Если не прелюбодействуй – значит одна жена на всю жизнь. Если в выбранной философии стоит запрет на интоксикацию, то никаких («полезных») бокалов красного вина на Новый год, или модный пуэр.
Много ли вы знаете РЕАЛЬНО вегетарианских деревень, поселений, престижных посёлков или дачных кооперативов в России? Мест, где действительно строго соблюдают сухой закон и отказ от вредных привычек? Знаете ли вы хотя бы одно, на 100% такое? Таких поселений считанные единицы, (в лучшем случае пара десятков). Остальные десятки тысяч - обычные места проживания для людей с привычной им философией мясоедства. Даже если поселение создаётся (декларируется) вегетарианским, то со временем оно удивительным образом превращается в привычную деревню. Отличаясь от неё лишь большими участками земли.
Казалось бы, для мясоедов распахнуты все двери, открыты все пути, имеется масса возможностей, жить там, где им хочется. Кругом их единомышленники – охотники, рыбаки, любители шашлыков, парного мяса и пельменей. В любой деревне, селе, посёлке (и даже во многих Родовых поселениях) они найдут родственную им душу. Так почему же им так не спокойно? Почему же когда люди, отстаивающие свои принципы вегетарианства собираются вместе и создают свои сообщества по философским убеждениям это вызывает такой протест. Откуда берётся эта энергия неприятия, неубиваемая сказка про незаменимые аминокислоты и вдруг проявившаяся забота о здоровье вегетарианцев?
В недавнем разговоре с жителями поселения Ковчег, ребята с грустью сказали мне – Здорово, что у вас ещё хватает сил отстаивать ваши принципы. Здорово, что вы ещё держитесь. Не сдавайтесь. Мы же не смогли удержать первоначальный замысел.
По большому счёту не важно, где я живу в городе или поселении, в Европе или Дубае. Важно не сдаваться. Важно держаться выбранной мной в своё время философии. Важно не снижать стандарты чистоты, нравственности, целомудрия. Безусловно здорово, если меня окружают единомышленники. Сообщества людей, искренне стремящихся к духовному развитию, дорого стоят. Ради этого можно потерпеть и комаров и скудное плодородие, затяжную весну и разбитые дороги.
Ценность поселения это не плодородные сады, родниковая вода и экопродукция. Ценностью являются люди искренне стремящиеся соблюдать заповеди Бога.

Незаметно пролетели годы Volodar Ivanov

Незаметно пролетели годы и вот (как то даже неожиданно для всех нас) нашему Родовому поселению Милёнки исполнилось целых 10 лет.

Незаметно пролетели годы и вот (как то даже неожиданно для всех нас) нашему Родовому поселению Милёнки исполнилось целых 10 лет. Часто люди спрашивают - Так всё-таки как же правильно Экопоселение Милёнки или Родовое поселение? Конечно, с точки зрения экологии у нас всё в порядке - Мы не используем химических удобрений и средств для стирки. Строим дома из дерева, соломенных блоков, тяжёлого самана. Сажаем тысячи плодовых и краснокнижных деревьев. Используем солнечную энергетику для нагрева воды и выработки электроэнергии. Одним словом уменьшаем свой экологический след. Можно нас называть и экопоселением, ведь наши 300 Га граничат с национальным парком Угра, (звери из которого давно уже стали нам привычны). И мы вполне экологично относимся к собственному здоровью. Не курим, не пьём, занимаемся очистительными практиками и даже медитациями. Всё это так, но термин экопоселение не передаёт всей глубины. Глубины того, ради чего в Калужскую область приехали уже больше ста семей с разных уголков России, Украины, Германии, Греции.

На втором съезде экопоселений (недавно состоявшемся в этномире) одна западная участница высказала мысль - Неважно какая ориентация у члена поселения, он может быть и геем (и лесбиянкой). Главное, с её точки зрения, чтобы он жил экологично; по правилам (уставу) этого сообщества. Главное, чтобы стены дома собирали всё пассивное тепло от солнца и в поселении был организован раздельный сбор мусора. После этого мне стало не очень комфортно называть наше поселение экопоселением. Ведь основная идея, основный смысл того, что собрало нас всех вместе - были и остаются семейные ценности. Идея того, что у Рода есть свой источник, своё место силы, своя точка сбора, своя земля. А какой Род без детей? Какие семейные ценности без крепкой семьи? Зачем вообще нужна эта экологичность, если нет понимания - Для чего я живу. Что останется после меня? И самое главное – Где в экологичности Бог? Ну а раз Веры нет, то есть блуд, потакание всем желаниям. Есть то, что мы имеем – раскрученные западные экопоселения, в которых живёт всего три- четыре ребенка на всё поселение. Большинство их поселений имеет гнилой корень – философию хиппи – философию свободной любви. Философию наслаждений. Поселения в России организовывали точно не хиппи. Выдержать все трудности первых лет могли только Верующие люди. Ну а Верующие имеют большие семьи. Может поэтому мы и стали (как то незаметно) самым многодетным поселением России. (А может потому, что у нас проживает прекрасный врач и акушерка.)

За прошедшие годы нас часто упрекали в фанатизме. Предрекали, что мощный энтузиазм скоро развеется, и мы все разбежимся по разным сторонам. Годы прошли. И безусловно многие семьи по тем или иным причинам покинули Милёнки, но поток людей стремящихся переехать к нам только растёт. Направленность поселения на здоровый Родовой уклад жизни так и не меняется. Обвинения в фанатизме неактуальны и не выдерживают критики. Ведь у нас в согласии проживают семьи с очень разной философией. Христиане и православные, Родноверы и Кришнаиты. Люди, следующие Ведическим знаниям и Анастасиевцы, Мусульмане и Шиваиты. Есть и просто атеисты. Фанатизма нет. Есть здравый смысл. Есть вегетарианство и сыроедение. Понимание того, что иметь крепкое здоровье и жить в экологически чистом месте это просто здорово. Жить в окружении единомышленников – людей, кто разделяет твои взгляды на домашние роды, прививки, пермакультуру, чистоту речи в конце концов, это здорово вдвойне. Энтузиазм не развеялся – общественные субботники по прежнему проходят, а люди не переругались вдрызг. Побывав на февральском слёте поселений мы поняли, что отношения внутри Милёнок почти идеальные.

10 лет научили многому, но пожалуй одна из самых важных вещей – это приобретённое умение (навык) относится к своим соседям, как родственникам. Говорить о том, сколько построено домов, бань, колодцев, теплиц не интересно. Их очень много, как и километров проложенных дорог. Не очень важно и то, что мы (так или иначе) научились зарабатывать деньги внутри поселения (и с каждым годом эта самодостаточность растёт).
Важно то, что мы создали уникальное место, уникальное сообщество людей, территорию, живущую по другим правилам. Поэтому к нам и едут гости со всего мира Англии, Швеции, Канады и даже Израиля. Едут ощутить эту атмосферу, примерить её на себя, погрузиться в естественную среду обитания.

Мы рады всем гостям, всем кто разделяет наши принципы. (Соблюдение вегетарианства и строгий запрет на вредные привычки). Можно приехать к нам на пару дней и аскетично остановиться в палатке или окунуться в дикую жизнь, прокатившись на рафтах по живописной Угре. Можно бескомпромиссно поголодать уединившись в домике или попариться в настоящей русской бане. Покататься на лошадях, попить парного молока, поучаствовать в многочисленных мастер-классах. А можно просто тихо снять уютный домик и пожить в звенящей тишине, с бездонным звёздным небом. Главное, это самому попасть в среду, где люди устроили свою жизнь несколько иначе.
Если у вас есть желание посмотреть, как же живёт поселение; Что можно сделать за 10 лет с (заросшими лесом) полями или просто хорошо отдохнуть – приезжайте.

Место, где хочется жить, творить, растить детей и служить Всевышнему. Volodar Ivanov

Рядом с нашим поселением находится национальный парк Угра. Там лес защищён, там его не трогают и растёт он там сотни лет.

Рядом с нашим поселением находится национальный парк Угра. Там лес защищён, там его не трогают и растёт он там сотни лет. Жирные клёны, раскидистые орешники, липы, высоченные вязы, коренастые дубы, бересклет и лещина. И это совсем не то, что растёт на наших полях. Хотя лес национального парка, находится от Милёнок всего в двух километрах, у нас такого биоразнообразия не было и в помине. (Мы явно поселились не на землях биосферного резервата). У нас росли лишь стандартные берёзки, симпатичные сосны, ёлки, неубиваемая козья ива и кому особо повезло – Осины. Это было уныло.

В детстве я читал о том, как ледник снёс всё бешеное многообразие растений и деревьев и погрузил европейскую часть нашей страны в скудную полупустыню. Состоящую в основном из сосен, берёз, ёлки, ольхи, осины (в лучшем случае дубов, клёнов и липы). Эти, и так не богатые леса наши предки старательно повырубали. И то, что выросло уже после вырубок, стало выглядеть совсем уж бедненько и неприглядно. Это захотелось изменить. С первого года освоения участка я сразу загорелся желанием понасажать на участке всё что можно. И желательно, чтобы это всё, было бы ещё и съедобным.

Начал, конечно с яблонь, груш, слив и вишни. Сажал все деревья десятками. Сорта брал разные. (К слову - Из тех первых массовых посадок радуют сейчас лишь яблони.) На второй год скупал в питомниках всё по принципу - Даёт ли урожай? Виноград, калина, жимолость, лещина, орех, каштан. Боярышник, ирга, йошта, айва, смородина и крыжовник. Я объезжал питомник за питомником. Покупал не жалея денег, страстно желая разнообразия. (А может просто от жадности.) Шелковица, рябина, шиповник, гинкго билоба и барбарис. Покупая, я понял, что плохо учился в школе. И моя пятёрка по ботанике липовая. Господи! Сколько же всего оказывается может расти и плодоносить! Я не сдавался. Абрикос, черешня, алыча, ежевика, малина, дюк и актинидия. Всё это должно было служить продовольственной безопасности моей семьи. Все эти сотни саженцев должны были дружно пойти в рост и порадовать меня своим урожаем.

Прошло семь лет. Теперь, почти ясно, что конкретно прижилось в условиях Калужской области, что смогло пережить морозы и что начало радовать мощными урожаями. Как ни странно это не актинидия и не гинкго билоба. Радовать начали заурядные яблони. (Видать предки уже сажали эту билобу и поняли, что кашу с ней не сварить).

На втором месте оказалась клубника. Вот уж не ожидал. Рассчитывал на шелковицу, алычу, на худой конец виноград. Но получилась клубника – (Видать дачники, как и предки тоже не лыком шиты.)
На третьем месте – (совсем обидно) обычная чёрная смородина. Урожай собираю вёдрами. Размножаю на раз-два. Зайцы обходят сторонкой. ( что очень приятно) И ещё листья пригождаются для чая и засолки огурцов.

Что совсем удивило, разочаровало?
На первом месте Билоба конечно. Совсем не растёт. Мучается уже пять лет. (И не одно – десять саженцев купил. чтоб наверняка) Но превращаться в мощное дерево усыпанное целебными плодами, гинкго не хочет ни как.
На втором месте – груши. Вот удивили, так удивили. Посадил больше 15 штук. Потом ещё досаживал в разных местах. Но везде картина одна - Очень долго приживаются. Яблони уже прут как сумашедшие, а груши скромненько так, тихонечко крадутся и думают. О чём, не знаю. Калина, тоже в том же ряду думающих. И не растёт и не умирает. Пять лет многовато для раздумий.
Ну и третье почётное место моего разочарования поделили сливы с вишнями. Растут неплохо, цветут красиво, пчёлы радуются, прекрасные фотки выходят. Но плодов кот наплакал. (А то, что всё-таки вызревает, подчищают сойки. Враги номер два после зайцев.)

Я не хотел ходить и Тимирязить у каждого дерева. Делать ему прививки, задумчиво измерять годовой прирост, бороться с вредителями. Мудрить с анализом почвы и балансировать питательные вещества. Дел поверьте по горло. Нужно ведь было ещё и дом строить, колодец, баню. За детьми приглядывать и жене помогать по хозяйству. А тут Дюк понимаешь, плохо прижился, калина стоит полуживая. Кто не прижился, значит был слаб, значит не годен для наших условий. Кстати - Годен, не годен. Было у меня 10 саженцев винограда. Соседи говорили надо лозу снимать, а то вымерзнет. Меня аж затрясло - Cнимать, укрывать, а весной опять мучиться с этим виноградом? Оставил всё как есть. Девять саженцев так и мучаются. Отмерзают на корню и потом к июню отходят. Шаг вперёд, шаг назад. А один саженец растёт и растёт. И виноград даёт, и не жалуется. Вот такие бойцы мне на участке и нужны. Вот с такими суровыми парнями мы изменим биоразнообразие, добьёмся продовольственной независимости и излишками поделимся с сойками.

Соседи говорили – Зачем так яблони часто сажаешь? Зачем так много? Но я то знал, что среди моих саженцев будут засланцы, диверсанты, слабаки и деревья с суицидальными наклонностями. Время такое. Так и получилось. Не желающие жить, тихо расстались с жизнью. Диверсанты так и не зацвели, ничего культурного в них я так и не увидел. А засланцы – (саженцы из Польши) сильно мучаются в варварском крае. Зачем так много сажаю? Не думаю что много. Детей у меня на участке всегда полно. Своих хватает и соседских без счёту. Каждый съел немножко яблок и урожая уже не так много.
К тому же сейчас произошёл естественный отбор - и количество яблонь сократилось, и места между ними стало больше. Тем, кому у меня понравилось, я рад – Это наши люди. Неприхотливые, выносливые, плодовитые. Вот теперь у меня есть свой материал для размножения. А своё (районированное) это круто.

Что было не круто, так это способ посадки деревьев в первые годы освоения участка. Не знаю откуда, но у меня было твёрдое убеждение что сажать яблони надо в большие ямы. И чем больше эти ямы, тем лучше. Хотелось конечно лучшего, поэтому ямы копались бескомпромиссно большими. Наверно на этих ямах любовь и трепет перед научными методами посадки ушли безвозвратно. Остались лишь тяжкие воспоминания. Эти шрамы в душе заставили пересмотреть мои знания о посадках. Мне уже было всё-равно – Сил копать не было. Желания тоже. Поэтому в последние года три сажаю деревья очень незамысловато. На дернину наваливаю скошенную траву из газонокосилки. Наваливаю много, уплотняю, топчу. Эта мульча отсекает сорняки и в будущем послужит питательной средой для яблони. На эту горку ставлю саженец. Затем из грядок беру тачку земли и высыпаю её на корни саженца. Всё посадка готова. После – из земли формирую чашу так, чтобы вода могла стоять в приствольном круге и обильно поливаю. Последний шрих – Сверху опять мульчирую. Всё приживается и ничего не копается. Настроение не портиться, да и деревьям нравится больше.

На третьем году, (посмотрев на соседей) я понял, что чего-то я не догоняю. Они вовсю сажали не съедобные растения, сажали для красоты, эстетики и изящества. Аутсайдером быть не хотелось. Человеком, не понимающим эстетику тоже. Спохватившись, я пустился в погоню. Но я не женщина и не ботаник, собаку съевший на видах, подвидах и сотнях сортах цветов. Я обычный мужчина. Поэтому скромно начал с роз, тюльпанов, нарциссов, пионов, лилий и ирисов. (Эти цветы знал наверно благодаря 8-му марта и 1-му сентября). На всякий случай купил ещё непонятных мне гиацинтов, пушкари, рододендронов, люпинов, гортензий и клематисов. Сажать цветочки каждый год категорически не хотелось, выкапывать тоже. Поэтому решительно отмёл георгины и все однолетники. Чем больше я сажал цветов, тем больше я понимал, что процесс этот бесконечный – Продавцы как издевались и называли всё новые и новые неизвестные мне многолетники. Названия многих от безысходности я просто забыл. Так и сажал – цветы как сердечки, желтенькие цветочки, самые ранние цветочки. Вспомнил! Крокусы!

Поняв, что за ботаниками и опытными женщинами мне не угнаться, я переключился на декоративку. Казачий можжевельник, жасмин, форзицию, сумах, рябинолистник, сирень, клёны, кедры, самшит. Но запал быстро кончился, (к расстройству продавцов). Это ж всё ещё и посадить надо! Сажал и взбадривал себя мыслью, что создаю биосферный резерват, почти ботанический сад. Совершенствую среду обитания и возвращаю земле доледниковый облик. Но не все растения прониклись этой мыслью. Некоторые категорически не хотели участвовать в этом благородном процессе и дезертировали в мир иной. Итак - Кто же неприхотлив, красив, не боится Калужских зим и плодовит? Очень порадовали Лилии, (особенно сильно пахнущие); мой любимец Жасмин (чабушник), Лапчатка, декоративная Малина, Рябинолистник, Шиповник, и Хоста. У них нарядная зелень, никаких проблем с подмерзанием; мощное долгое цветение и противомышиная устойчивость. Радует мощными приростами сумах. орех, каштан. Но пока они ещё набираются сил.

Ну а разочаровали мои бывшие любицы - розы. Самые красивые всегда вымерзали под корень. Бывало и вместе с корнем. Причём колючие стебли оставались, Приходилось каждый год аккуратно их срезать. Но у меня дел по горло – в этом году например расширяю детскую площадку, (делаю веревочный парк на деревьях). Поэтому то, что отнимает время, стараюсь больше не культивировать на участке. Гиацинты тоже были моими любимыми цветами, но их страстно любили и мыши. Подкармливать же каждый год вредных мышей не хочу. (А хочу и мечтаю о дюжине кошек, которые отомстят за гиацинты.) Но пока кошек нет, поэтому гиацинты потихоньку исчезают.
Моя формула проста – П.Н.У. Почти никакого ухода. Выживать, обильно цвести и плодоносить должен тот, кому у меня нравится на участке. Единственное, что я делаю из ухода – обильно мульчирую.
Нарциссы, тюльпаны, ирисы прекрасны, но больно быстро отцветают. Вейгела и гортензия вымерзают под корень и долго потом восстанавливаются. Бархатцы великолепны. Они несгибаемо цветут всё лето, но нужно либо покупать их каждый год, либо заморачиваться с рассадой. Невыговариваемый рододендрон вяленько сидит и не пышет здоровьем

Но разочарование быстро улетучивается когда смотришь на красоту, которая растёт на участках соседей. Анимон японский, Тюльпановое дерево, Лофант тибетский, Ваточник сирийский, Миндаль степной, Бересклет европейский, Луизиания. Я просто поражаюсь разнообразию того, чего оказывается может расти у нас в Калужской области. Восхищаюсь упорством соседей, которые выращивают краснокнижные растения из семян. Метасеквойя древнейшая, Таксодиум (болотный кипарис), Псевдолиственница золотистая, Липа войлочная, Клён пенсильванский, Сциадопетис мутовчатый, Цефалантус восточный.

Дальневосточная тайга, куда ледник не добрался, выносит мозг своим невероятным количеством растений. Биоразнообразие там бьёт через край. Но не место красит человека, а человек место. Кропотливым трудом, год за годом мы меняем 300 гектар нашего поселения. Засаживаем их краснокнижными растениями, плодовыми деревьями и декоративной красотой. И лес потихоньку меняется. У нас стало гнездиться больше птиц, ушли клещи, увеличивается плодородие, появляется больше медоносов и пчёл (которые радуются этим медоносам).

Настойчивостью, трудолюбием целеустремлённостью всё можно изменить (даже такую полупустыню, как брошенные поля, заросшие непроходимым чапыжником). Изменения видны уже сейчас. Прошло всего 10 лет и мы уже собираем урожаи яблок и вишни. Жимолости и слив. Груш и ирги, (не говоря уже об смородине, крыжовнике, ежевике и малине). Любуемся цветниками, альпийскими горками и подрастающими кедрами. Нарядными газонами и уютными беседками. В наших прудах завелась рыба, а на участках детские площадки. И играть на них поверьте есть кому – Ведь наше поселение самое многодетное в России.

Когда мы пришли на землю, у нас не было такого биоразнообразия, как в национальном парке Угра. Но я уверен, что буквально через несколько лет наше поселение станет настоящим биосферным резерватом. Уникальной территорией, где люди и растения живут в полной гармонии. Местом, где хочется жить, творить, растить детей и служить Всевышнему.

Своя жизнь. Экопоселение

Заполянье — небольшое, молодое экопоселение в Липецкой области.

Заполянье — небольшое, молодое экопоселение в Липецкой области. Это история трёх его обитателей, стремящихся укрыться здесь от цивилизации и городской жизни — которая, увы, нагоняет их и здесь...

Я теперь стал настоящим. Volodar Ivanov

Основной причиной, заставившей меня уехать в глушь Калужской области, было простое желание выжить. К 40 годам я уже успел наесться карьерой и поколесить по миру.

Основной причиной, заставившей меня уехать в глушь Калужской области, было простое желание выжить. К 40 годам я уже успел наесться карьерой и поколесить по миру. Успел купить квартиру и неплохую машину. Не было проблем и в семейной жизни. Любимая жена всегда была опорой, а шестеро детей весело подрастали и радовали успехами. Атрибуты успешной, состоявшейся жизни были на лицо. Но я не находил себе места, я чувствовал что медленно и неотвратимо умираю.

Не помогало посещение краснознамённого фитнес-клуба, евроремонт и отдыхи у тёплых морей. Астрологи, ретриты, мантры, расстановки, регрессивные гипнозы и даже гадалки! меня не брали. Я был устойчив и бронебоен в своём движении к обрыву. Жизнь тускнела. Ощущение бессмысленности всей моей деятельности и даже какой-то обречённости только нарастало. Мне казалось, что я проживаю не свою жизнь, (играю в каком-то театре абсурда). И осознание себя, только как инструмента уверено и мощно зарабатывающего деньги, лишь вводило в депрессию.

Деньги – чёткий и универсальный показатель успешности. Есть деньги - ты должен быть счастлив. Со мной же этот принцип, почему-то не работал. Деньги были, счастья, (удовлетворенности) не было. И чем больше их приходило, тем стабильнее накатывали периоды непонятной меланхолии. Это начинало пугать.
Мне не хватало жизни. Той, которая била ключом в сплавах по Катуни и Чуе. Драйва, который фонтанировал через край при восхождении на Белуху и конных маршрутах по Алтаю. Мне не хватало той жизни, где всё зависит только от тебя; там, где я был настоящим.

Искусственная городская жизнь меня убивала. Искусственная радость в кинотеатрах, искусственный воздух в метро, фальшивая еда в фастфудах и вода в пластиковых бутылках. Суррогат жилья в виде квартиры; Насмешка с парковой перед ней. Подделка звёздного неба и полное отсутствие ночной тишины. Фальшивая забота о моём здоровье. Нелепая архитектура и театральные жизненные ценности.
Городская жизнь развивалась по своим неведомым законам, на которые я никак не мог повлиять. Пробки становились матёрее. Микрорайоны плотнее, а река всё грязнее. Чувство беспомощности, ненужности, невостребованости только нарастало. Я определёно был чужой на этом празднике жизни. Торговые центры открывались десятками, но и они почему-то не радовали. Город загонял меня в прокрустово ложе кем-то уже принятых решений и практически лишал меня какого-либо творчества, (да и выбора тоже).
Город забирал мою жизнь по капле. Он перемалывал её равнодушием чиновников, бездарной музыкой в торговых центрах, толкучкой в метро, строгостью видеокамер и вульгарной рекламой. Обессиливал запахом сигарет, рядами спиртного в супермаркетах и привычными очередями на кассах.

Так или иначе, но я устал быть донором. Мне надоело вливать килотонны энергии в бездонный мегаполис. Я не смог больше бежать в этом беличьем колесе. Город, куда я так стремился ещё 25 лет назад, стал просто скучным, неинтересным, и похоже даже опасным. Каким-то хитрым способом он отнимал мои силы, опустошал, разряжал до сульфатации, а такие разряженные аккумуляторы обычно выбрасывают на свалку.
Я напрягся, так как умирать не хотелось, да и на свалку тоже. Хотелось жить. Хотелось снова ощущать полное удовлетворение от прожитого дня и чувствовать восторг от проделанной работы. Есть еду, в которой точно, на 120% нет никаких пестицидов и химикатов. Отпускать детей гулять самостоятельно, не боясь за их безопасность. Хотелось, как в детстве купаться в речке, где воду ещё можно пить и вспомнить о гитаре, которая давно уже пылилась на шкафу. Мне нужно было восстановить моё здоровье, незаметно растраченное в карьерном росте. Да в конце концов, - Я просто хотел иметь хорошее настроение и ясную голову.

Разум подсказывал – Для выполнения всего этого надо возвращаться к корням – на землю. Но мой опыт категорично протестовал – Куда угодно, но только не в деревню. Пришлось с ним согласиться и придумать альтернативный план по возвращению к истокам, а если повезёт, то и по приобретению единомышленников.
План был несложный. Первое – надо было успокоить опыт. А он панически боялся деревенской разрухи и алкашей. Хорошо, деревни не рассматриваем. Ищем поселения с совсем другим населением. Второе – надо было угодить мечтам и амбициям. Никаких 6 соток. Что ж это за поместье? Где тут играть детям? Где тут место для моей любимой бани, сада, теплиц и загадочной пермакультуры? Нет, ищем не меньше пары гектар.
Третье – никаких Северов. Трудное Карельское детство, суровые комары и снег (порой выпадающий в июне), отрезал сразу пол страны.
Поселения без снега в июне в то время уже были. В них (как я надеялся) жили совсем другие люди и землю там точно выдавали гектарами. Ближайшее такое чудо оказалось Ковчегом. Вокзал, электричка, Малоярославец, 12-ти километровое испытание для машины и вот он Ковчег.
Люди здесь оказались другими, и это решило всё. Последние сомнения пали. И я решился на переезд, (но не в Ковчег, так как мест там уже не было).

План сработал. Я выжил. Для этого потребовалось уехать в поселение, в глушь Калужской области. Заняться земледелием и оздоровительными практиками. Научиться выращивать превосходные фрукты и овощи. Пришлось строить дома и заготавливать дрова; Разобраться с альтернативной энергетикой и устройством погреба. Пришлось научиться взаимодействовать с соседями и познать множество житейских мелочей, о которых я раньше не имел никакого представления.
Сейчас жизнь бьёт ключом, но теперь она настоящая без всяких суррогатов и подделок. И это здорово, так как и я теперь стал настоящим.

ЭКО Помещик

Можешь ли ты изменить серый мир? Мир суеты, замызганных улиц, бетонных трущоб, несчастных стариков, брошенных детей??

Можешь ли ты изменить серый мир? Мир суеты, замызганных улиц, бетонных трущоб, несчастных стариков, брошенных детей?? Вечной беготни между кроватью и работой, вечного забега в попытке набатрачить немного фантиков для обеспечения своего бренного тела?
Современный мир – просто пародия на ту полноценную жизнь, которая должна быть у каждого человека.

У каждого из нас по праву рождения, есть полный достаток воды, еды, любых ресурсов, одежды, и, что самое главное, любви.
Человек искусственно выдернут из этой естественной для него среды и загнан в иллюзорные рамки реальности в которой он сам себе и надзиратель и кнут.

не важно, сколько тебе лет. Каково образование, пол, семейное и финансовое положение, политические, национальные, кулинарные предпочтения.
Здесь и сейчас. Просто проснись.
Выйди из грязного города.
Сделай первый вдох.
Стань собой.
Вечной, всемогущей сущностью,
которая пришла в этот мир
лишь для одного – для радости.
ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС – СТАНЬ ЭКОПОМЕЩИКОМ!

Хольцер об эко поселениях

При словах «сельское хозяйство» у современного обывателя возникает ассоциация чего-то унылого и примитивного.

При словах «сельское хозяйство» у современного обывателя возникает ассоциация чего-то унылого и примитивного. А между тем, в основе умения обращаться с природой лежит знание того, чем является вселенная, вечная и бесконечная. Конечно, я не имею в виду современное сельское хозяйство, которое существует исключительно для выгоды, и только благодаря нефтехимической промышленности. Говоря о возделывании земли, как о способе познать основу жизни, я говорю об экологическом сельском хозяйстве. И, прежде всего, возможно, о лучшем ее прецеденте - пермакультуре Зеппа Хольцера.

Регистрация